В режиме полного принятия

Какими новыми законами Госдума осчастливила россиян под Новый

На этой неделе нижняя палата парламента официально закрыла осеннюю сессию. Последние два дня работы — 18 и 19 декабря — депутаты Госдумы работали фактически без остановки, что является своеобразной предновогодней традицией: все наиболее важные с точки зрения парламентариев законопроекты стараются утвердить именно сейчас. Часть из них еще до конца года успеет подписать Владимир Путин, часть будет перенесена на начало весенней сессии, но уже с заделом в виде прохождения первого или второго чтения. «Новая» подготовила краткий обзор ключевых законопроектов, которыми Госдума была озабочена в декабре.

Стало жестче

Всю рабочую повестку Госдумы можно поделить на две условные части: ужесточение и либерализация. Над утверждением запретительных законов парламентарии в последнее время работают особенно широко, поэтому недостатка в принимаемых проектах в декабре у них не было.

Так, 18 декабря Госдума утвердила в третьем чтении закон, который расширяет основания для признания нежелательной на территории России работу некоторых некоммерческих общественных организаций. Теперь посчитать НКО такими можно за «вмешательство в выборы» — то есть если организация пытается навязать выдвижение кандидата или помешать такому выдвижению, а также хочет повлиять на результаты референдумов. Поправки планируется внести в печально известный «закон Димы Яковлева», хотя еще в начале 2017 года казалось, что речь будет идти, скорее, о его либерализации. Злая ирония момента заключается и в том, что саму Россию в последние два года несколько стран, включая США, как раз и обвиняют во «вмешательстве в выборы».

Кроме того, «нежелательным», по сути, будет являться участие иностранцев в уставном капитале новостных агрегаторов — если, конечно, эта доля превышает 20%. Де-факто это распространение на интернет-агрегаторы уже имеющегося пункта закона о СМИ (там тоже доля иностранного капитала ограничена пятой частью от целого), эксперты утверждали, что закон принят специально под возможное поглощение государством и близкими к нему структурами поисковика «Яндекс». Владельцы интернет-ресурсов уже мрачно предупреждают о том, что

новые нормы вообще ставят работу агрегаторов под вопрос.

Пока законопроект принят в первом чтении.

Еще один запрет, связанный с агрегированием — только не новостей, а чисел, — тоже имеет отношение к информации. В начале декабря депутаты обеих палат парламента проголосовали за повсеместное изъятие уличных табло с курсами валют: в интернете шутят, что так под шумок «запретили последнее объективное федеральное СМИ».

 

Закон уже подписал президент, а разработчики документа в лице Центробанка объяснили такую необходимость борьбой с нелегальными точками обмена, поскольку именно они, по мнению регулятора, размещают табло на улице, а не в помещении. Сложное объяснение: можно было просто отделаться фразой «меньше знаешь — крепче спишь».

Еще одну гайку, которую можно закрутить, депутаты раздобыли в сфере протестной активности. За вовлечение несовершеннолетних в митинги отныне можно схлопотать арест до 30 суток, а также штраф — до 500 тысяч рублей. Законопроект, принятый в третьем чтении (он, очевидно, в ближайшее время будет подписан Путиным), разрабатывался явно с расчетом утихомирить дерзкую в последние полтора-два года молодежь — ну и заодно приготовить лишнюю дубинку для Алексея Навального и ему подобных «смутьянов». Не исключено, что после вступления закона в силу на митингах появятся несовершеннолетние провокаторы, которых «бес попутал» вовлечься в протест противников власти.

Забота о детях принципом «не выходи на митинги, не совершай ошибку» не ограничивается. Владимир Путин подписал закон о запрете колумбайн-сообществ в интернете. Тут все силы для принятия закона приложила Ирина Яровая, чья звезда несколько потускнела на фоне активизировавшегося Андрея Клишаса. Законом предусматривается мгновенная блокировка интернет-сообществ, которые толкают детей к противоправным действиям, а триггером принятия нормы стала трагедия в Политехническом колледже Керчи, когда студент Владислав Росляков расстрелял своих однокурсников. Есть опасение, что этот закон работать будет плохо, поскольку под «противоправное сообщество» можно при желании подписать условный форум любителей аниме-сериала «Тетрадь смерти», а обходить блокировки сейчас умеет любой мало-мальски опытный пользователь компьютера — вне зависимости от возраста.

Параллельно Россия продолжает законодательно защищать себя от проявлений терроризма и экстремизма. С уже пойманными и осужденными преступниками по этим статьям решили не церемониться: в третьем чтении принят законопроект, позволяющий переводить террористов не в колонии, а в тюрьмы с особым режимом отбывания наказания. Как сейчас модно говорить, такие заключенные слишком «токсичны» и, по мнению депутатов, влияют на других осужденных, вовлекая их в свою идеологию.

Кроме того, усиливается контроль над финансовыми операциями: банки и раньше информировали Росфинмониторинг о денежных операциях на сумму свыше 600 тысяч рублей, а теперь еще нужно будет оповещать контролирующие органы об операциях с картами, выпущенными в подозрительных странах (пока это точно Ирак и Афганистан, но нет предела расширению списков).

Запретительный раж депутаты распространили также на иностранцев: им нельзя получать разрешение на жилье вне региона, где живет их супруг или супруга — это вроде борьба с фиктивными браками. Агрегаторы такси не смогут передавать заказы водителям без лицензии, гражданам станет сложнее получать наградное оружие от иностранных государств (а что, так можно было?), а депутатов, если они лоббируют какой-то закон в личных интересах, лишат должностей.

Досталось даже рыбакам:

новый закон о любительском рыболовстве, с одной стороны, гарантирует свободный доступ граждан к этому виду досуга, но тут же ограничивает список технических приспособлений для ловли, а также количество мест и время, когда можно ловить рыбу. Спасибо, что хотя бы исключили именные разрешения на ловлю рыбы — депутаты посчитали, что такой документ может спровоцировать дополнительные поборы с населения.

Впрочем, не вся жесткость выглядит излишней. Спустя семь лет во втором и третьем чтении в декабре был принят закон об ответственном отношении к животным. Закон запрещает отстрел бездомных животных (и вообще любое их убийство под каким бы то ни было предлогом), а также контактные зоопарки в торговых центрах и зоопарках.

 Невыносимая мягкость

Говорить о том, что Дума работала в декабре только на усиление репрессивного аппарата, будет не совсем справедливо. Одним из примеров явной либерализации законодательства власти называют частичную декриминализацию 282-й статьи УК, по которой привлекали пользователей интернета за мемы и репосты. Дискуссия о необходимости полного вывода из-под уголовного кодекса этой статьи в стены Думы почти не просочилась, поэтому парламентарии приняли предложенные Владимиром Путиным поправки о том, что уголовная ответственность наступает только в случае, если это второе нарушение за год. То есть сажать все равно будут, но не сразу.

Это не единственный пример гуманизации от властей. Дума приняла ряд законов, которые должны существенно облегчить жизнь подозреваемых, обвиняемых и осужденных — в общем, всех, кто столкнулся с уголовно-исполнительным правом. В частности, от смертельно больных заключенных не будут просить личное ходатайство об освобождении: теперь за них это могут сделать начальники колоний. Кроме того, законопроектами предусмотрено исключение проволочек при ознакомлении с уголовным делом и продления сроков ареста — нельзя будет держать человека в СИЗО только потому, что для изучения томов дела нужно много времени.

Несколько свободнее должны вздохнуть и бизнесмены.

Теперь уголовные дела в отношении предпринимателей, которые возместили ущерб государству, другим бизнесменам или гражданам, должны автоматически прекращаться.

Вячеслав Половинко              Лилит Саркисян

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.