О мертвых либо без мата, либо никак

Гуляет в Рунете и активно передается пользователями  друг другу  уточнение этого выражения, которое, видимо, открывает нам, россиянам дорогу к оскорбительным выпадам,   всяческому  охаиванию своего прошлого, своих умерших предков, какими бы они не были известными и значимыми людьми. Уточнение это звучит так:  «О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды».  И, как правило,  ссылка — изречение древнегреческого политика и поэта Хилона из Спарты (VI в. до н. э.), приведенное историком Диогеном Лаэртским (III в. н. э.) в его сочинении «Жизнь, учение и мнения прославленных философов».

Многое проясняет в этом вопросе некое исследование интернетпользователя   под ником  Starkov-blues, помещенное в его блоге в «Живом журнале». Озаглавлен материал, как «история одного фейка  или «ничего кроме правды».

При поверхностном  им гуглении концовка  «кроме правды», как правило, в разных источниках проявляется. При обращении же   к первоисточникам, в том числе и к Диогену Лаэртскому никакого «кроме правды» там нет.  В более раннем издании работ этого автора находим подчеркнутую  фразу   «Mortuo non maledicendum», т.е. «О мертвых не злословь».

Если  же задаться вопросом, откуда все-таки взялся вариант с «ничего кроме правды«, то дно из самых ранних изданий, в котором употребляется эта фраза (разумеется, из тех, что  удалось найти) — «РУССКIЙ АРХИВЪ » 1873 года, материал «Изъ бумагъ князя В.Ф. Одоевскага».

Речь Одоевского на этот счет так замечательна и актуальна, что  автор исследования приводит  ее почти полностью:

“Нас губит равнодушие к мошенничеству и отсюда происходящая неистовая злоба к гласности. <…> Нам так часто повторяют, и сами мы повторяем: De mortuis aut bene, aut nihil, что совестно спросить: да есть ли смысл в этой фразе? — Никто из нас, кажется, и не подумал, что если бы эта фраза была справедлива, то вся история должна бы состоять из панегириков.

 Конечно, эта фраза внушена великодушием, но что бы вы сказали о судье, который бы из великодушия отказался произнести приговор против неправого истца?

— Египтяне были не глупые люди, и недаром у них был обычай произносить суд над умершими. Может быть, это присловье ввелось и потому, что мертвый защищаться не может. Но неужели суд и драка одно и то же? Робеспьер и Меттерних, граф Иосиф де Местр и Марат, говорят, были прекрасные и преприятные в домашнем кругу люди; но неужели из того следует, что кому либо из этих исторических Созиев благородный человек может сочувствовать, и что оставленные ими на земле дела и разрушительные начала должны оставаться святыми и неприкосновенными, потому что эти господа были прелюбезные люди и к тому же умерли? Неужели можно выхвалять или молчать относительно зла, сделанного напр. в Русской литературе Булгариными и Сенковскими, или напр. Аракчеевыми для целой России?

 — Знаменитое присловье надобно переделать так: De mortuis seu veritas, seu nihil. Это так. Ложь или даже подозрение против живого неопасны,— он сам огрызается; ложь, неопределенное подозрение против мертвого позорны. Но правда и против мертвого, и против живого — дело святое”.

Автор под ником Starkov-blues приводит также много подтверждений этих слов их разных источников, более  того находит и более ранних, чем Одоевский, авторов подобного толкования этой поговорки, а также знакомит нас с английским, французским и польским вариантами  этого изречения.  И затем обращает внимание на  важность того,  что  «ни в одном источнике XIX века нет ни намека на то, что это фраза — некий истинный вариант древней пословицы. Обычно она подается в паре с настоящим изречением Хилона, как полемизирующая с ним».

Вот к каким выводам пришел Starkov-blues:

1.Изречение принадлежит Хилону из Спарты (VI век до н.э.) и звучит так: “Мёртвых не хули”. Это и есть крылатая фраза древнего мудреца, прошедшая через тысячелетия. “О мертвых ничего кроме правды” он не говорил – все,  что вы встретите об этом — бред и фейк, распространенный, главным образом, в рунете.

2.Установить,  кто первый перефразировал изречение Хилона в “О мертвых — правду” — невозможно (вероятно, что был умный человек, заявивший это даже до Хилона, но про него мы ничего не знаем). Относительная популярность этой переделки, по-видимому, ведет отсчет со второй половины XIX века.

3.Если так хочется процитировать “О мертвых — правду”, ссылайтесь на князя Одоевского и давайте цитату побольше — беспроигрышный вариант. Там как раз про наши реалии — мошенников и пр.

4.И, наконец, о том,  как понимать древнюю пословицу. Вот здесь юзер wyradhe очень обоснованно доказывает, что под хулой на мертвых, скорее всего, подразумевались оскорбления (ведь мертвый не может ответить тем же), а вовсе не осуждение или, тем более, разговор о каких-то неблаговидных поступках покойника. Т.е. по Хилону писать, например, что покойный Б. войдет в историю как кусок говна (это я вчера прочитал в ленте), — не стоит, а вот говорить о том, что работа на КГБ — не лучшая часть биографии покойного — вполне себе можно.

https://www.facebook.com/notes/илья-симановский/история-одного-фейка-или-ничего-кроме-правды/1687590074693210/

Кстати, можно позавидовать предкам  африканского племени  бергдамов. У них принято мертвых хоронит,  как можно скорее, а затем  подобие гроба заваливается  тяжелыми камнями – от греха подальше…   Живые родственники боятся, что мертвецы  могут начать мстить,   могут,  соскучившись,  напустить  на них болезни, чтобы оказаться вместе в небесной обители.

Шарапудин Магомедов