Эксперты о масках и сути частной собственности

Благо и зло частной собственности

Реальность своей несправедливостью и жестокостью разрушает все попытки веры и ума убедить человека в возможности будущего счастья.

И вот разочаровавшись в разуме и прогрессе, нынешнее человечество (в самых неблагополучных странах) вдруг вновь устремилось к религии и традициям, не понимая, что и то, и другое были атрибутами определенных моментов исторического развития общества.

В доказательства объективности религии стали приводить молитвы ученых. Леонардо да Винчи, Паскаль, Иоахим Винкельман, — все молились Богу о просветлении и постижении Его замысла. Молиться — то они могли, но если б не их творчество, вряд ли обрели бы они смысл жизни. Да и внесли они очень большой вклад в рациональное, а не Божественное знание.

Человек – это природа и сознание. Две вещи, постоянно разочаровывающие его и заставляющие искать некую тайну своего бытия, постичь которую он не может даже с помощью веры в Бога. Религия родилась вместе с человеческим «я», пройдя все стадии личностного развития человека, пока не уперлась в познание как конкурента, дающего новый смысл знанию. Иными словами, религия — не враг познания, а его первоначальная линия. При дальнейшем развитии религия так и осталась на первых ступенях, искаженного отсутствием опыта, человеческого сознания, а опыт и знания продолжили путь по восхождению к истине.

Вместе с религией в человеческом обществе существовали соответствующие ей экономические отношения.
Когда-то человек не имел ничего, кроме коллектива и орудий производства. Личностное начало в полной мере зависело от общественного и растворялось в нем.

Частная собственность явилась первой трещиной между личным и общественным. Но в тот момент без накопления богатства в руках одного, не произошло бы движения по пути освоения техники, средств и способа производства, которые вывели человека из первобытного состояния к цивилизации. Частная собственность как источник прогресса на определенном этапе развития человеческого общества является необходимым элементом, потому что только сосредоточенность богатства в виде частной собственности отдельных лиц создает возможность ее накопления. Частная собственность любит концентрироваться в одних руках. Распыление ее между равными членами общества приводит к обнищанию, как отдельной личности, так и общества в целом. Это, если хотите, метафизика феномена собственности и богатства.

Частная собственность представлялась как право вождя, верховного жреца, царя распоряжаться всеми благами, добытыми общим трудом в интересах Бога, но через посредничество жрецов и вождей. Это было довольно разумное решение. Не накопи народ богатство в одних руках, никогда бы не были построены пирамиды, дворцы, храмы. Назначение этих построек всегда было не утилитарное, а высоко идеологическое: жертва Богу или богам, благодарность земных царей божественным, надежда на милости сейчас и в будущем для власти и ее народа.

Чем богаче становились власти государства, тем больше благ они могли создать не просто для себя, а для возвеличивания своих богов и страны, раздать собственность своим воинам, министрам, сподвижникам, укрепляя тем самым государство и собственное вечное пребывание у власти. Да, частная собственность порождала массу противоречий в среде элиты, вызывала войны, конфликты между правящими династиями, не позволяла народу стать на один уровень с богачами не только в образе жизни, но и в обладании знаниями.

Частная собственность – это не только власть и служение богам, но еще и свобода личности. Человек же труда еще не осознавал себя вполне свободной личностью. Он мыслил себя частью того общественного механизма, который составлял его страну, его государство. Но в то же время именно богатство, приобретенное владением частной собственности на средства производства, давала развитие искусствам, культуре, украшало города и селения прекрасными особняками, замками, соборами. Без вопиющего неравенства, без эксплуатации и насилия не были бы созданы и образцы красоты и совершенства, как в быту, так и в монументальном творчестве скульпторов и архитекторов.
http://ic.pics.livejournal.com/ansari75/74628110/2584/2584_300.jpg

http://ic.pics.livejournal.com/ansari75/74628110/3091/3091_300.jpg Государства, терявшие свои казенные накопления в войнах, теряли их и в элите. Так Испания и Португалия, обогатившиеся вначале за счет реконкисты и приобретения богатств мавров, позднее за счет открытых земель, вместо вложения капиталов колоний в процветание собственных государств, решили создать в колониях вторую Испанию и вторую Португалию, растратив богатства не на Европейском материке, а на Американском. В то же время Англия и Франция в колониях видели только источник собственного обогащения, а не возможность украсить завоеванные страны европейской культурой и удобствами.

Для Руси – России таким тормозом на пути процветания явилось татаро-монгольское иго. В последнее время стало модно утверждать , что вроде бы никакого ига и не было, а была «дружба и взаимная любовь между народами». Никто никого особо не разорял набегами, всего-то и было, что дань собирали. Да. Дань. Именно это утекание собственных богатств в чужие руки и не позволяло элите вкладывать средства в развитие своей страны. Элите нужна было роскошь, нужны были удобства. На роскошь средств хватало, а на строительство городов – нет. Не видеть этой взаимосвязи – это значит не понимать причин, по которым Африка и Азия так значительно отстали от Европы.

Примеры того, что богатство и собственность из рук национальной элиты перетекают в руки завоевателей, препятствуя тем самым процветанию собственных народов и государств, можно найти повсеместно. Арабский Ближний Восток, Греция южнославянские земли именно за счет того, что Турция взимала с них дань, были разорены и не способны ни к прогрессу, ни к процветанию, хотя до этого и Византия, и арабские халифаты являли собой образец процветания и богатства. (Потеря торговых путей, вооруженное сопротивление завоевателям, войны – все это, бесспорно, элементы на пути застоя и обнищания народов, но ограбление, тем не менее, – первый из них).

В то же время именно частная собственность, перешедшая из стадии накопления ради процветания богов и государств, в стадию капиталистического частного капитала ради самого себя, стала объективным разрушителем всех препятствий на пути дальнейшего прогресса. Два интереса: извлечение прибыли ради накопления капитала и развитие и прогресс нации через перераспределение богатства, стали тем серьезным деформирующим общественное сознание элементом, который привел, в конечном счете, к грандиозным перекосам в цивилизационном процессе.

Промышленный капитал первоначально был готов на преобразования в своих государствах в плане усовершенствования санитарных норм, расширения и очищения столиц от трущоб и грязи. Но в то же время он постепенно внедрял в сознание человека самоуверенный эгоизм, который раньше компенсировался верой в Божий Промысел и назначение человека служить властям и своему народу. Теперь же капитал породил свободу от всяких Божественных и этических норм, если прибыль является смыслом и источником накопления.

Экономические требования по развитию капитала в интересах частной собственности вступили в прямой конфликт с этикой человеческого общества. Религия со своим Богом уже не могла контролировать поведение экономического субъекта, поскольку он был свободен в своем выборе от ограничений нравственных, которые могли бы мешать закону экономическому.

Экономический закон капитализма, став вещью самой в себе и дав свободу каждой личности, с одной стороны накопил такие значительные средства внутри обществ, что разделение на богатых и бедных потеряло свою объективную необходимость. Богатство, чтобы быть заметным, стало тратиться на неоправданную роскошь, как это было в эпоху абсолютизма во всех европейских странах, истощая ресурсы природы и нанося непоправимый ущерб экологии. Без частной собственности на средства производства вполне возможен прогресс и развитие, достойное существование человечества без эксплуатации и нищеты. Разумное использование природных ресурсов и научных открытий отрицает частную собственность. Именно она стоит на пути этой разумности, требуя не общего блага, а прибыли.

Иными словами, мы должны вернуться к началу существования человечества, когда оно не знало ни частной собственности, ни привилегий власти и религии, а знало этику социума и мудрость старейшин. Но возврат этот произойдет на высшем уровне развития цивилизации.

И на этой почве возникает проблема: какой вид должна приобрести собственность в свободном обществе?

Меня очень удивляют споры по этому вопросу в среде людей, объективно выступающих за социализм и коммунизм. Прежде всего, они никак не договорятся о том, что такое частная собственность, а что такое личная. Одни упирают на то, что в новом обществе должна сохраниться собственность. Если это просто дом и участок, то нет разницы, твоя это собственность или муниципальная, государственная, личная. Но другое дело частная собственность. Частная собственность – это всегда собственность на средства производства и соответственно, прибавочный продукт присваивается собственником. И нет оснований для того, чтобы считать работниками на этом производстве только семью собственника. А если есть наемный труд, то это уже капиталистическое производство.

Причина в том, что у собственника сформировано вековое убеждение, что раз это моя собственность, то все, что с ее помощью производится – мое. Личная же собственность – очень слабый накопитель полезного избыточного продукта или богатства. Либо собственник средств производства должен трансформироваться в управленца, лишенного права присваивать созданную прибавочную стоимость, на подобие «красных директоров», либо никакого нового общества не будет. Либо вся собственность снова должна стать всенародной, над которым управленцем поставлено государство. И не надо рассказывать сказки о госкапитализме. При капитализме собственник присваивает прибавочный продукт, прибыль остается в ЕГО распоряжении. Государство же, в котором власть не принадлежит монополистам, получая прибыль, не присваивает себе, а распределяет по потребностям обществу.

Более того, если мы решим, что это госкапитализм, то глубоко ошибемся. Капитализм подразумевает свободу рынка и наличие конкурентов-собственников. Иными словами, государство остается всего лишь ОДНИМ из собственников, но не единственным. В настоящий момент, когда всем управляют корпорации, т.е. в период монополистического капитализма, подобный вид собственности, как государственный, возможен. Но не более. Когда же единственным собственником средств производства, при наличии пролетариата, как руководителя, становится государство, то это уж никак не госкапитализм.

Я не призываю соглашаться со мной. Я не пересматриваю учение Маркса и Ленина. Но сама наша жизнь, прогресс как в науке и культуре, так и в осознании собственной свободы, показывают человеку, что классовые общества, а с ними частная собственность, религия, богатство и бедность, сословия и власть, являются временным состоянием человеческой цивилизации. Возможность жить достаточно благоустроенно и благополучно всем без исключения, возможность получать знания и познавать наследие культур, дает человеку право жить в бесклассовом свободном от религиозных предрассудков и отживших традиций, обществе.
Продолжение следует.

Пишет Анна (ansari75)

https://ansari75.livejournal.com/140867.html

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ –

БЛАГО ИЛИ ЗЛО?

Карл Маркс, родившийся 200 лет назад, был убежденным противником частной собственности на средства производства. Он подчеркивал, что она отчуждает работника от результатов его труда, позволяет предпринимателю богатеть, присваивая прибыль — «прибавочную стоимость». К. Маркс и Ф. Энгельс в 1848 г. в Манифесте коммунистической партии записали, что «современная буржуазная частная собственность есть последнее и самое полное выражение такого производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одних другими. В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности».

Маркс предлагал, в соответствии со своим пониманием справедливости, обобществить (национализировать) предприятия, а прибыль распределять между гражданами, видимо, по усмотрению вороватых государственных чиновников (а как же иначе). Доказала ли история правоту К. Маркса? Каков результат такого обобществления?

Право частной собственности (в отличие от других стран древнего мира) утвердилось в Древней Греции, Риме, городах Северной Италии и позже во всей Западной Европе. В Индии, Китае, странах Средней Азии в древности и в Средние века земля принадлежала правителю «естественного» государства и отдавалась им в пользование «своим». Впрочем, и сегодня реальных гарантий частной собственности в России нет, ваш бизнес чекисты могут запросто «отжать»!

Многим молодым россиянам мил лозунг «Отнять и разделить!» Как у первобытных людей — налицо склонность к уравниловке. Спортсменов-миллионеров народ приветствует, а предпринимателей недолюбливает, завидует. Разница в отношении народов к частной собственности и бизнесу хорошо видна в Малайзии. Там китайцы всегда стремятся отложить деньги на открытие своего бизнеса. А малаец, получивший премию или выигравший в лото, по мнению соплеменников, обязан устроить попойку и прокутить все, иначе лишится их уважения.

Состоятельные люди, обладая капиталом, превышающим их житейские потребности, вынуждены решать, как его сохранить в условиях инфляции. Если есть гарантии, что банкир твои деньги не уворует, то можно открыть вклад в банке, и банк будет твои сбережения выдавать в форме кредитов предприятиям на развитие производства. Можно самому построить завод по выпуску конкурентоспособной продукции (если есть гарантии, что власть не «отожмет» твой бизнес). А рабочие будут получать хорошую зарплату.

Если в основе разделения общества на бедных и богатых лежат трудолюбие, инициатива, талант изобретателей и ученых, предпринимательские наклонности, а в обществе господствует верховенство права, то такие государства на основе частной собственности развиваются успешно. Если конкуренция и социальное неравенство обеспечивают рост доходов и уровня жизни простых людей, то они готовы мириться с ним. Так происходит в развитых странах.

Но если культура народа не способна обуздать заложенную в генах человека программу воровства и стремление к уравниловке, то социальное неравенство порождает смуты и революции. Пример — Россия, Куба и Венесуэла. И после национализации единственным любимым благодетелем становится правитель – Сталин, Кастро или Уго Чавес. Ведь только от диктатора люди могут получить какие-то гроши на пропитание. Такая любовь, как у сицилийцев к боссам мафии.

Если в стране обогащение власть имущих происходит за счет сбора дани с населения и предпринимателей, то народ будет всегда жить в нищете. Мы видим это в Латинской Америке и Африке. Читайте замечательную работу Дарона Аджимоглу и Джеймса А. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные», там проделан хороший анализ жизни разных стран.

А кто такие олигархи? И как они искажают конкуренцию и право честно приумноженной частной собственности? Олигархами в древности называли коррумпированных чиновников, военачальников и всех тех, кто разбогател сомнительными методами. Сегодня наш олигарх сделал свое богатство за счет казнокрадства или противозаконной приватизации госимущества, незаконных льгот и бюджетных дотаций. Для этого олигархи налаживают коррупционную «дружбу» с силовиками и чиновниками, делят с ними бизнес. Они платят судьям за нужные им решения. Чтобы парламент принимал выгодные для олигархов законы, финансируют «своих» депутатов, прикупают СМИ, чтобы формировать нужное общественное мнение. В общем, олигарх — явление аморальное. Но Билла Гейтса или Илона Маска олигархами люди не называют.

Олигархи в борьбе за ресурсы и власть могут бороться друг с другом, но никогда — с олигархическим режимом. Благодаря олигархам и продажным чиновникам государство становится мафией. В Украине сегодня шесть олигархов владеют основной частью средств массовой информации. Парламент и после Майдана, в основном, решает задачи обеспечения олигархического «консенсуса». Приватизация и борьба с коррупцией почти не ведется, госпредприятия остаются кормушкой для «своих». Олигархи – это очень плохо. Для всех нас…

Как нам закрыть дорогу олигархам, как избежать нового большевизма и уравниловки?

ПЕТР ФИЛИППОВ

http://www.ej2018.ru/?a=note&id=32437

Частная собственность сделала людей глупыми и односторонними

За последние двадцать лет русские люди успели привыкнуть к понятию частной собственности и в большинстве своем считают ее благом. А между тем, в условиях неолиберализма с помощью частной собственности можно творить не совсем хорошие дела.

Карл Маркс, рассуждая о природе богатства и частной собственности, которые стали источником всех несчастий и бед в судьбе человечества, однажды отметил: «Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем. Поэтому на место всех физических и духовных чувств, встало простое отчуждение всех этих чувств — чувство обладания». Фридрих Энгельс в проекте программы Союза коммунистов «Принципы коммунизма» в 1847 году предложил ликвидировать частную собственность, заменив ее общим пользованием всеми орудиями производства и распределением продуктов по общему соглашению, или так называемой общностью имущества. И, как мы знаем, последователи этих учений ее заменили. Безусловно, это другая противоположная крайность, но почему-то в те времена, не имея частной собственности, советский народ чувствовал себя более защищенным, свободным и счастливым. Сейчас, чем больше людей отгораживаются друг от друга высокими заборами, тем больше отчуждения, недоверия и меньше взаимовыручки, доброжелательности.

А ведь еще «отец  классового компромисса», английский мыслитель Джон Локк (1632 – 1704 гг.) утверждал, что только частная собственность может быть гарантом свободы человека.  По его мнению, частная собственность была  всегда, потому что она — результат труда. Стремясь обосновать независимость права собственности от власти государства, ученый выдвинул гипотезу, согласно которой собственность как естественное право возникает еще в догосударственном обществе и что индивидуальное присвоение не требует какого-либо согласия людей, имеющих общее право на предметы природы: единственным основанием индивидуального присвоения является труд.

Очень справедливая мысль, но это возможно в догосударственном обществе. А уже в древних государствах мы не видим никакой свободы. Существуют несколько исторических типов частной собственности, несколько разных систем социально-экономических отношений и соответственно несколько способов производства, основанных на частной собственности: азиатский, античный, феодальный, буржуазный. Во всех типах господствует класс эксплуататоров. С определенного момента в истории люди были разделены на «царей» и «чернь». И частную собственность имели рабовладельцы, а рабы трудились бесплатно. Эта частная собственность не только не предполагала, а, наоборот, исключала свободу. Локк был идеологом буржуазных отношений и ценностей, и его беспокойство по вопросу частной собственности, конечно, проистекало для блага буржуазии.

Также Локк не уточнил, как велика может быть частная собственность, но он считал, что ее следует ограничить. «Человек должен иметь столько, сколько может потребить, прежде чем оно испортится; то, что сверх того, принадлежит другим; Бог не создавал для человека ничего, что следовало бы уничтожить или испортить». Такое относительное равенство собственности, основанное на ограниченных возможностях потребления, длилось бы вечно, «если б не изобрели деньги и сделали возможным большие владения и право на них». До изобретения денег люди были не вправе накоплять продукты и гноить их. Но деньги «нечто прочное, что не портится от хранения», и человек, хранящий у себя золото, «всю свою жизнь, не нарушает прав других».  Если учесть, что его труды стали основой для становления правовой основы Англии того времени и затем Соединенных Штатов Америки, то сейчас мы можем увидеть, насколько сняты все «ограничители».

Ведь если частная организация под названием Федеральная Резервная Система имеет право бесконтрольно печатать доллары для США и всего мира, то становится очевидным, что если некому ограничивать частную собственность, она может стать одним из инструментов, (законных инструментов, потому что когда-то под шумок была прописана в Конституции) как сделать небольшую группу людей сверхбогатыми, а основную массу населения повергнуть в нищету.

Поэтому мы безусловно должны задумываться о роли частной собственности в современной, навязанной нам извне, рыночной модели экономики.  И, конечно же, необходимо национализировать недра нашей страны с тем, чтобы добытая нефть принадлежала  народу не только под землей, но и извлеченная из нее.

Оригинал взят у nastia_osipova

 

Комментарии

Багомед Багомедов Сократ Софрониск .
«.. без накопления богатства в руках одного, не произошло бы движения по пути освоения техники, средств и способа производства, которые вывели человека из первобытного состояния к цивилизации. Частная собственность как источник прогресса на определенном этапе развития человеческого общества является необходимым элементом, потому что только сосредоточенность богатства в виде частной собственности отдельных лиц создает возможность ее накопления. Частная собственность любит концентрироваться в одних руках. Распыление ее между равными членами общества приводит к обнищанию, как отдельной личности, так и общества в целом. Это, если хотите, метафизика феномена собственности и богатства.»
Кто В СОСТОЯНИИ ЭТО ДОКАЗАТЬ?
«Это было довольно разумное решение. Не накопи народ богатство в одних руках, никогда бы не были построены пирамиды, дворцы, храмы».
А нахрена они нам? Кто из нынешних готов нищенствовать сейчас ради того, чтобы через тысячелетия кто-то мог любоваться храмом?»Без частной собственности на средства производства вполне возможен прогресс и развитие, достойное существование человечества без эксплуатации и нищеты. Разумное использование природных ресурсов и научных открытий отрицает частную собственность. Именно она стоит на пути этой разумности, требуя не общего блага, а прибыли.».
Ну, наконец-то, появились здравые мысли. ))

«Государство же, в котором власть не принадлежит монополистам, получая прибыль, не присваивает себе, а распределяет по потребностям обществу».
Опять начался бред, теперь уже гос.социалистический.

Далее идет банальная пропаганда неолиберальная и социалистическая.

Абдулкадыр Мусафир Хорошо сказано!