Про беду Гасан-Гусейновых донесли до Путина

В день знаменательной онлайн  пресс-конференции президента страны  Владимира Путина  до СМИ  из сообщений в социальных сетях дошла информация о том, что  отец убитых братьев-пастухов Муртазали Гасангусейнов проводит очередной пикет,  продолжая акции протеста,  с помощью  которых  старается    привлечь внимание к расследованию убийства своих  сыновей. Ныне он нацелен  добиться  разрешения провести митинг с тем,  чтобы громче потребовать эффективного  расследования  этого убийства.

Как  уже сообщалось в прессе,  при прежнем   выходе на одиночный пикет 12 декабря  отец погибших от рук полиции ребят  встречался с и.о. мэра Махачкалы Мурадом Алиевым, который заверил его   в том, что не будут чиниться  им препятствия  в положительном  согласовании  проведения митинга. Однако 19 декабря выяснилось, что  Минюст Дагестана в  шестой  раз отказал в  согласовании  проведения митинга, в котором, напомним,  всего — лишь намечалось призвать власть  к объективному  расследованию убийства.
Напомним, что 23 августа 2916 года в Шамильском районе силовиками были убиты 17-летний и 19-летний сыновья протестующего ныне Муртазали Гасангусейнова из  села Гоор-Хиндах. Ныне по многим деталям, а также  показаниям  сельчан  очевидно, что братья эти  никакого отношения к боевикам не имели и стрелять в силовиков, как на том настаивают  оперативные и следственные органы,  не могли.  После долгого бездействия местных органов следствия и после множества протестных акций  ближайшего окружения Муртазали Гасангусейнова  дело об  этом убийстве  удалось передать  в центральный аппарат СК России.  Но, видимо, Муртазали Гасангусейнов в виду полного отсутствия  информации о ходе следствия уже не верит, что там что-то  делается к тому, чтобы обозначились контуры  реальной картины этого убийства. Отсюда и пикеты, попытки провести митинг.

При этом  прискорбно то, что  в порядке вещей  отсутствие  информации о таких фактах протеста   в официальных, скажем так,   привластных изданиях. Даже  до иных  СМИ порой подобная информация доходит из сообщений в социальных сетях. К примеру,  такое издание, как «Кавказский узел» ссылается на сообщение в Telegram-канале «Спросите у Расула», в котором читаем:

«В Махачкале на площади перед Белым домом проходит одиночный пикет Муртазали Гасангусейнова  с требованием расследовать убийство его сыновей и разрешить провести митинг». Из другого аккаунта от пользователя  соцсети Facebook Константина  Гусева узнаем о том,   Муртазали Гасангусейнов стоит на площади под дождем. Вот как он об этом пишет:

«Махачкала. Утро. Дождь. Ветер. Слякоть. У здания парламента Дагестана стоит Муртазали Гасангусейнов с портретом своих убитых сыновей. Он хочет узнать, почему запретили митинг (…) К зданию подъезжают дорогие иномарки и из них выходят народные избранники. Они не обращают на старика никакого внимания и проходят в здание по своим важным делам».

И самое ущербное в данной ситуации то, что тонут в нашем обществе слова отчаяния, звучащие из уст  отца,  оскобленного отношением  окружающих  к его горю. Читаем в прессе, как отец задается вопросом: «Я же не требую, чтобы мне вернули моих детей, но мы же имеем право хотя бы узнать, кто их убийца, и требовать, чтобы нашли его. Мы что не люди, мы не граждане России? Почему нас лишают такого права?».  Кстати, когда впервые увидел этого человека на одной из пресс-конференций, был поражен тем, какие у него были глаза,   отрешенные, ушедшие в себя, поглощенные муками отчаянья и  скорби. И, как мне показалось, они находились не здесь, жили отдельно от тела, даже сложилось такое впечатление, что в них, почему-то объятых  желтым налетом  этой глубокой печали,  наблюдается некое  угасание  иных красок, будто на тебя смотрит  человек, в  глазах  которого  такая безысходность, что вот-вот в них потухнет жизненный свет.

Возвращаясь к нашему  общему суетному безразличию, надо отметить, что  в  данном   случае  не  только чиновников, но и рядовых граждан в должной мере не трогает положение отца, детей которого, по всей видимости, судя по множеству приводящихся подробностей,  убили для имитации борьбы с экстремистами, разыграв для этого целый спектакль  с подбросом оружия,  переодеванием, а главное – с последующим повторным расстрелом мертвых  тел.  Говорю, что не трогает в должной мере потому, что более двух лет отец то и дело напоминает  об этом своими протестными действиями, а в обществе ни в какой мере  не то, что не сформировалось организованное протестное движение, но и отдельных действий такого рода не наблюдается.  Да, справедливости ради надо отметить, что  однажды  небольшое количество  людей собралось на площади, они постояли, повозмущались и разошлись.

А более всего, конечно, прискорбно то, что  единственное наше спасение – это Путин.  Журналистка из Дагестана на всеобщей пресс-конференции президента с помощью российского флага обратила на себя внимание и затем  донесла  до него  информацию об этом  компроматном  для нашего общества факте. Хочется надеяться, что хоть таким способом  можно в нашем обществе  смыть  такие наиболее  порочащие нас  правонарушительные  пятна.

В целом же,  на примере этого убийства,  в  том, как оно произошло и как его расследуют, в   том, как рядовым гражданам не удается никак на это повлиять, согласитесь,  как в зеркале, отражается не только  неэффективное состояние нашей вертикально устроенной  властной системы, не только    коррупционная направленность  мотивированности   задействованных в нее чиновников, но и  уровень маргинальности всего населения, степень слабости  горизонтальных связей нашего гражданского общества. Именно потому, согласитесь,  в своих бедах нам, прежде всего, надо пенять на себя.  И очень важно не переводит при этом  все стрелки на Путина и на  прочих  руководящих  лиц.

                                                                         Шарапудин Магомедов       

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.