Жить до тех пор, пока помнят

Турнир памяти и пробы сил

На днях  в  пристоличном селе Новый   Хушет   прошел турнир по футболу седи местных детских команд, посвященный памяти  ветерана спорта,  общественника и сильном духом человека – Камалудина Магомедова. Интрига состояла и в том, что участие в турнире принимала  команда «Звезда» из Каспийска. Всем было интересно, как проявят себя местные ребята, разбитые на восемь команд, против команды  «звездных» гостей, куда входили все-таки более тщательно подобранные и регулярно тренирующиеся игроки.

Открытие состоялось за день до турнира с учетом, что ему предшествовали  соревнования по волейболу и футболу среди  более взрослых ребят, и, надо отметить, что, как утверждают очевидцы, интерес со стороны зрителей выдался неожиданно активным, а участники состязаний оправдали их ожидания,  особенно в футбольных матчах накал страстей проходил на грани фола, порой этот накал приходилось остужать таймаутами во время матчей.

На открытии турнира  сельчанами было сказано много добрых слов о своем неравнодушном и деятельном земляке, а также депутат Народного собрания Омаргаджи  Алиев тоже  напомнил  о его активных хлопотах на благо развития в селе детского футбола,  рассказал о его планах построить полноценный стандартный стадион на действующем  и находящемся на окраине села футбольном поле.

Об этом говорили и перед самим открытием турнира, предлагалось обязательно назвать этот будущий стадион его именем. Действующий тренер, один из организаторов  и главный судья турнира, бывший игрок команды «Динамо» Махачкала Сайпуласад Абдулкадыров в своем напутствии командам ребят пожелал обязательно играть корректно, без словесных и иных выпадов  в сторону соперника, играть так, чтобы получали от этого удовольствие. И тех, кто в процессе игры копят лишь состязательный угар от неудачных действий, предупредил, что они обречены на плохую игру и проигрышный результат.

Команды играли по 10 минут тайм и с обязательным выбиванием проигравшей команды, при  ничейном  результате исход матча определялся по серии трех пенальти.

И вот тон турниру задала игра  между «Звезда» Каспийск и местной «Ливерпуль». Так случилось, что, хотя по годам рождения ребят  нарушений нет, но по весу и росту, а также по игровому опыту «Звезда» переигрывала отчаянно сопротивлявшуюся местную команду.  Но затем со вступлением в игру других местных  команд столь очевидное превосходство класса «звездной» команды значительно уменьшилось,  и хушетинские  ребята  все-таки показали, что не растеряли футбольные традиции, которые чуть ли не на генном уровне передаются от поколения к поколению.

Финальная игра между местной  командой «Чалтинка» и «звездными» гостями была столь зрелищной и напряженной, что, если закрыть глаза и  абстрагироваться от  не  столь большого   количество зрителей на миниполе, то  по уровню эмоций зрителей вполне можно было  представить себе игру на большом поле при полных   трибунах, буйственно и ожесточенно реагирующих на каждое атакующее или иное противоборствующее действие футболистов. И это, несмотря на то, что игра закончилась нулевой ничьей и по пробитию пенальти удача оказалась на стороне гостей,  которые в итоге получили и  унесли с собой кубок, заслуженно  став  победителями этого турнира.

И невольно думаешь, какой же это бесценный подарок Камалудину, которого нет с нами, если каким — то чудом он ощущает все это внимание  к своей персоне.

«Хочешь жить для себя, живи для других»

Камалудин  был моим одноклассником и помню, как из довольно слабого мальчика, у которого еще было серьезное повреждение ноги, он, благодаря своему упорству и регулярным упражнением,  постепенно превращался в здорового спортивного телосложения парня. Позже Камалудин работал на Мазе, кормил семью и умудрялся регулярно посещать тренировки сначала по борьбе, а позже по восточным единоборствам. Имел в этом успехи, обучал местных ребят навыкам бесконтактного карате до.

Более того, он находил время для общественно значимых дел. Во-первых, всегда был на переднем крае социальных забот сельчан, во-вторых,  будучи с детства любителем и хорошим игроком,  прививал  детям навыки  футбольной игры. По мнению профессионального игрока Сайпуласада Абдулкадырова, в Камалудине наряду с тем, что  он хорошо владел  футбольной техникой, выделялось умение находить общий язык с детьми, способность сплачивать их вокруг себя и  организовывать в свободной творческой атмосфере  процесс передачи им технических и тактических футбольных   навыков.

Было время, когда Камалудин уезжал, работал в Сибири. И оттуда до нас от земляков  доходили  легенды  о его лидерских качествах и по организации работы дагестанского землячества, и по спортивным достижениям в качестве тренера по карате до. Вот такой он мне запомнился. И думаю, помнить его будут многие.

Видимо,  все-таки большинство людей,  независимо от  собственных  действенных предпочтений, в мыслях своих  не очень   приемлют  тех людей, которые думают только о себе и которым свойственно во всем искать собственную пользу. И они соответственно, как и наш древний предок Сенека, отдают предпочтение  добрым и счастливым людям, к которым  относят тех, которые жизнь для себя напрямую связывают с жизнью для других.

Исходя из этих соображений, оглядываю жителей  села, ушедших от нас в мир иной. Сразу на ум проходят три брата Гусейн, Абдулкадыр и Асадула, которые сыграли серьезную роль при переселении людей их старого Хушета, на них довольно  долго держалась вся административная и общественная жизнь села. Если один занимал руководящую должность, другие брали на себя влияние на быт села на общественном уровне. Кстати, Камалудин и Сайпуласад в данном случае потомки этих братьев, сыновья соответственно —  Гусейна и Абдулкадыра. Так уж сложилось. И, кстати, думаю, что Сайпуласада тоже , когда его не станет, люди, на мой взгляд,  будут долго помнить, как энтузиаста, который многих научил быть человеком и спортсменом.

Еще по делам их с позитивом вспоминаются такие односельчане, как Рамазан и Магомедрасул.

Первый побывал в Чернобыле и  долго болел  белокровием. Кроме того, что был в первых рядах среди тех, кто требовал от власти нормальных условий проживания для односельчан, Рамазан вместе со своим братом художником и архитектором Гаджи соорудили в селе в годы еще советской  власти памятник имаму Шамилю. Это был на тот момент чуть ли не героический поступок. И на такой поступок, выходит, могли сами пойти и других подвигнуть только вот так обреченные люди. Кстати, не могу не отметить, что напечатать репортаж об открытии памятника решился тоже  лишь человек, живущий на пределе своих  возможностей – редактор Дагестанской недели Курбан, который в авиакатастрофе потерял ногу и руку. Остальные отказались, почти всех обошли в одиннадцатиэтажном здании газетно -книжного издательства.

Другой общественник  Магомедрасул тоже умер от рака желудка. Но и когда был здоров, и когда узнал о болезни не переставал помогать односельчанам,  чем мог. Он был и  бессменным председателем общественного совета села, и журналистом, и адвокатом, и правозащитников в одном лице. Можно устать перечислять людей, которым он реально в чем-то жизненно важном помог, не говоря о том, что всегда был на острие неминуемого противостояния  общественности  и   административных органов.

Возвращаясь к личности Камалудина, в память которого проводился футбольный турнир,  хотелось бы отметить то, как он жил полной грудью, сколько строил планов по развитию спортивной жизни села, хотя тоже страдал тем же белокровием и регулярно ездил в Сибирь, в город Покачи для переливания крови и прочих процедур. Он, хоть и верил в свое натренированное тело, все же осознавал серьезность положения и нет-нет показывал документы и страховочно вслух оговаривал,  что он сделал, с кем говорил, кто и  что обещал сделать по строительству стадиона и спортивного комплекса.

Он как-то мне сказал примерно так:  если когда-нибудь при открытии стадиона меня вспомнят, считай, что я дожил до этого дня. Вот еще  какое значение имеет  этот турнир. Мы, радуя детей спортивными эмоциями, продлили жизнь хорошего  мудрого человека, у которого ум был пропитан добротой, который жил открыто и бесхитростно, чем мог одаряя окружающих.

Стадион от русской земли Камала

И еще отмечу, что у его отца-фронтовика была присказка, которую он особенно под градусом часто повторял: Север или Сибирь ( точно не помню) тоже русская земля. Не знал он, что его мысли могут так материализоваться и его сын проживет много лет в пределах этой далекой русской земли и долго будет подпитывать свои  жизненные силы  от медиков с этой земли. Наша-то  родимая земля в этом плане совсем истощилась, на нее уже  никакой надежды.

И в связи с этим вспоминается признание Камалудина, что, если бы не болезнь, он никогда оттуда не уезжал, так  как при редких приездах на родину понял, что там  по определенным человеческим правилам живут нормальные люди,  такие, которые когда-то в пору его молодости были и в Дагестане. У него была уверенность в том, что, если придет к нам новое веяние жизнеустройства, то, скорее, оттуда,  из Сибири, которая в отличие от отца  для Камалудина представлялась настоящей русской землей, сумевшей сохранить многие нормальные человеческие ценности  и традиции.

Возвращаясь у футбольному турниру, необходимо сказать, что городские и республиканские  власти около десяти лет кормили Камалудина обещаниями, что  уже в  следующем  году  стадион, давно находящийся в их планах и заложенный ими  куда-то в график исполнения, будет обязательно построен. И год за годом он ожидал, что на этот раз-то власти не обманут.

Есть предложение не ждать у моря погоды, обратиться к мэру Сибирского  города Покачи, про которого хорошо отзывался Камалудин, с просьбой оказать посильную финансовую помощь строительству в пристоличном селе Новый Хушет  стадиона под рабочим названием Русская земля  Камала. А затем,  особенно если этот  мэр отзовется, продолжить сбор денег по другим регионам Сибири, которые   тоже, по всей вероятности,  осколки настоящей русской  земли, на которой живут люди разных национальностей, у которых не все человеческие качества атрофированы рублевым эквивалентом морали.

Давайте самим обустраивать свою жизнь

От себя добавлю, что  это переселенческое село превратили в переселенческое гетто всех, кого  столичная власть не может обеспечить жильем. Подобные поселения- резервации с  самостоятельным обустройством всей необходимой коммунальной   инфраструктуры растянулись на десятки километров между  Каспийском и Махачкалой.

Власть нашла удобный вариант с выгодой для себя решения проблем  десятков тысяч людей, нуждающихся в жилье. Продали им землю и предложили самостоятельно улучшить свои жилищные условия. И каждый штрих этого улучшения ложится в отчеты чиновников, чтобы бюджетные средства правильно распределялись между ними и главное — чтобы не было претензий к населению в самоуправстве.

Село Новый Хушет так и значится в уставе города, как пригородное поселение, и практически оставлено на самовыживание. Бюджета своего у сельской администрации нет, денег выделяют сверху кот наплакал. Вся коммунальная инфраструктура убогая, нуждающаяся в коренном переустройстве, практически отсутствуют стоки воды, село, по мнению специалистов, покоится на водной подушке и  последствия от этого видятся им  непредсказуемыми.

В краны по кое-как проложенным трубам очень разного качества поступает слегка очищенная вода из КОРа, который  в открытом виде протекает через весь город.

Система местного самоуправления и вся властная забота о благоустройстве жизни населения устроена так, что даже упоминание позитивных моментов  в обустройстве села  непременно тянут за собой шлейф  негативных деталей.

Вот асфальтировали трассу, по которой транзитом через село проезжает гигантское число легкового и грузового автотранспорта. Катастрофическое движение большегрузов по  дороге, постоянно находившейся в непроезжем состоянии, минимизировали  до крайне вредного и опасного. Трасса, кстати, проходит посередине села и впритык к школе.  Добавим к этому, что подавляющее большинство остальных дорог в таком состоянии, что в дождливую погоду дети начальных классов еле доползают до школы.

Имеется в селе амбулатория, общее состояние обеспеченности которой всем необходимым, судя по общей численности населения, которое давно перевалило за 25 тысяч человек,  напоминает уровень врачебного обслуживания села Талги, где расположен  фельдшерский пункт для экстренной помощи в  измерении температуры и давления, а также  имеется предписание регулярного приезда терапевта и педиатра  из подшефной городской поликлиники.

Школа местная  функционирует с более чем двойной нагрузкой и вынуждена работать  в две смены. Эти два обстоятельства держат школу в патовом состоянии. С одной стороны очевидно, что надо расширять имеющуюся школу или строить новую, с другой стороны, власть предписывает прежде всего пока ликвидировать трехсменку, на ведение которой  директор школы не может пойти из-за  большого  расстояния по плохим  и неосвещенным дорогам, которое потребуется преодолеть  ученикам в темное время суток.

Если коснуться вопросов трудозанятости и  обеспеченности многими  социальными льготами сообразно условиям проживания, то здесь ситуация, что называется, ниже плинтуса. Рабочих мест в селе практически нет, вся земля в сплошном порядке распределяется под жилищное строительство, а среди социальных гарантий можно, к примеру, отметить, что учителя не получают льготы за работу в сельской местности, не говоря уже о соответствующих уровнях коммунальных  тарифов и налогов.

Вот такой парадокс существования. Люди даже на общественном уровне не хотят  организованно  управлять своими проблемами, а чиновники, на которых они с помощью голосования перекладывают полномочия на  решение  своих проблем, не желают это делать и  непременно злоупотребляют  их доверием.

При том, что подобная выборно-злоупотребительная система властвования жестко уперлась в жизненный срок Путина, остается говорить о пагубности  и  обреченности  такого властвования и постараться  обустраивать  пустоты,  до которых государственная  машина не может или не хочет дойти. Такими пустотами практически являются и наши села, где с помощью внедрения территориального общественного самоуправления (ТОСа) люди многое могут эффективно наладить в сторону улучшения своего жизнеобеспечения.

Вот и надо показывать это на примере своей улицы, своего микрорайона. Инициировать организацию ТОСа, согласитесь, может один активный гражданин, житель улицы или микрорайона.

Вот и будьте счастливыми людьми, живущими для себя, думая о других. Вот и инициируйте процесс, способный увеличить число таких счастливчиков, живущих иначе рядом с  государственным  институтом, убогим по откровенным, конституционно обозначенным  проявлениям авторитарной устроенности и особенно ущербным, судя  по  тоталитарно мобилизирующим действиям, направленным на легитимизация   такой пагубной и обреченной на самоликвидацию  властной системы.

Шарапудин Магомедов