Закулисные нити «мэрского» конкурса

Прочитал исследование адвоката Расула Кадиева (под заголовком «Конкурс по отбору кандидатов на должность мэра Махачкалы начался с нарушений»),  которое, по сути, детализирует то, почему  конкурс по выборам мэра нашей столицы – это продолжение  наспех и по принципу и так сойдет срежисированного спектакля по формированию городской власти.

Если исходит из приведенных юристом подробностей по выборам депутатов городского собрания и сравнить с проведением конкурса по определению более подходящей кандидатуры на пост мэра Махачкалы, то напрашиваются явные  параллели в закулисной части этих двух мероприятий.   И, забегая вперед, можно сказать, что   при разборе  деталей  этих параллельных   закулисий становится  очевидным, что именно  в этой тени  решается все,     минимизируя, если не    обнуливая,  все  содержание того, что делалось до этого.

Напомним, что при выборе по узаконенной схеме  депутатов городского собрания из состава депутатов районных собраний дело обстояло так, что  по закрытым спискам неизвестно из кого, неизвестно каким образом и неизвестно кто определил состав депутатов городского собрания. Любому здравомыслящему человеку комментарии в степени легитимности этого собрания депутатов явно не требуются.  Да,  депутаты где-то и кем-то выбраны,   оспаривать их легитимность формально не  представляется возможным, но ведь  покрыто мраком то, как  именно они в итоге стали депутатами городского собрания.

Теперь, если говорить о  закулисье  конкурса по выбору мэра, то, надо отметить, что  возможность инициирования  проведения этого конкурса  прописана законодательно республиканскими депутатами, а вот все, что  идет после описания этой инициативы и все, что затем реально происходит в работе этой комиссии , можно смело отнести к подготовке закулисного принятия  решения,  принятие которого  конкурсно  имитирует эта специально для этого сформированная комиссия из депутатов городского собрания.

Адвокат Кадиев в деталях напоминает, что в комиссии окончательное решение непременно  принимает   представитель Васильева,  то есть, при имеющемся установленном  равенстве депутатов и от горсобрания, и от главы республики решение принимает председатель комиссии, которым  предписано  выбирать одного  из депутатов от верховной власти.  Схема проста и исключает случайностей.  И потому все,  что   происходит  и до,  и в течение   конкурса, на конечный результат никак повлиять не может.

То, что депутаты  позволяют себе так грубо и неуклюже нарушать самими же  принятые правила, снова возвращает нас к тому, как связан процесс проведения конкурса с его результатом. А ведь, и на самом деле, нет никакой связи, потому и позволяют себе депутаты  неуклюжие вольности  типа принимать решение о допуске кандидатов ко второму этапу конкурса сразу на следующий день после окончания приема документов. Согласитесь, на эту, скажем так,  небрежность депутатов в установлении расписания своей работы  вполне может повлиять  отсутствие  разницы в том, когда и что делать.  Какая ведь разница, в какой день начать рассмотрение документов,  если от этого ничего не зависит, если и так ясно, кто примет окончательное решение?

Все та же формализованность, оторванность процесса  от результата влияет, естественно,  и на то, как вольно обращаются депутаты  с условием проведения конкурса,  а также  и на то, что они решили заседать отдельно в разных кабинетах, когда и логика, и предписание говорят о том, что комиссия работает  только в форме заседания.  И даже то, что депутаты, несмотря на установленные требования по проведению  конкурса,    якобы не уведомили главу республики  об объявлении конкурса и начале формирования комиссии, а также то, что они  якобы  самостоятельно утвердили персональный состав комиссии – это явно не какие-то элементы проявления самостоятельных шагов, которые могут привести к  каким-то неожиданностям. Это, скорее, из области того, что какие-то элементы  проведения конкурса становятся, что называется, само собой разумеющимися, не требующими формального подтверждения. В частности, возможна такая логика:  зачем согласовывать с главой то,  обязательность чего  и так до них устно доведено, тем более  что и  по условиям конкурса это очевидно.

Так что, согласитесь, при таком раскладе  и кандидатов может быть уйма, и конкурс может пройти шумно, но результат, судя по всему, ожидается тот, который  анонсировал   Васильев,  то есть, Салман  Дадаев выдержит конкурс, окажется на голову выше своих конкурентов и займет  ставшее в последнее время неблагодарным  для своих сидельцев    кресло мэра. И, скорей всего, никаких  судебных разбирательств, как предполагает Расул Кадиев,  ожидать, видимо, не стоит, так как  для всех  возможных  группировок  в республике окрик главы уже довольно  громко  прозвучал. Он и    ссылкой на неисчерпаемый  и всяческий кредит  от Путина усилен,  а также подкреплен  возбужденными   уголовными делами по отношению к нескольким главам  города  подряд.  Подобные окрики нынешняя вертикально устроенная номенклатура непременно должна правильно воспринимать.

Но  вот  под сделанный в заключение своего нормативно – правового  исследования вывод, что  жителям столицы вряд ли стоит ожидать появления кандидата, который вернет  им город,   Расул Кадиев сумел подвести серьезную основу, показал это, что называется, в деталях, что в подобных случаях очень ценно  своей  наглядностью.  И все это, кстати,   позволяет нам сослаться на то, что жителям стать хозяевами города не позволит система,  способная рождать  подобные правила проведения конкурса.

Шарапудин Магомедов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.