Вирус Cavid-19 в роли катализатора и лакмусовой бумаги

Россия и власть — предел подкрался незаметно. Эта фраза от блогера под ником Kaprizkaya  в настоящий момент  очень к месту. И речь, разумеется, о пределе неэффективности  властных действий при нынешней вирусной опасности. Ведь власть, на самом деле,  давно отгородилась, самоизолировалась от нас и живет, стараясь  общаться  преимущественно с помощью  ограничительных законов и постановлений.  И, к тому же, как известно, имеем налицо и законодательные меры  по сохранению такого положения, когда все, кто при власти, корпоративно  жируют, а остальные в меру сил выживают каждый, как может.

И вот ныне, выходит, очень вовремя подоспел вирус коронованный и пандемический. Теперь нафиг не  нужно возиться с конституцией, достаточно узаконить необходимость   уже всем гражданам   отгородиться друг от друга и затем  регулярно  обеспечивать   их  рекомендациями о том, как именно нужно осуществлять  эту предписанную  самоизоляцию.

То есть, вирус, во-первых, невольно  дал возможность довести до высшей кульминационной точки известный разделительный ресурс властвования, во-вторых, позволил гражданам за кротчайший срок увидеть ничтожность установленного в стране прожиточного минимума, а главное – заставил провластную пропагандистскую машину  ежеминутно    демонстрировать на всю  страну   уровень бессилия  и лживости предпринимаемых действующей властью мер по обеспечению граждан всем необходимым на период узаконенной самоизоляции.

Гражданам, прошедшим через десятилетия  вяло текущего процесса минимизации их основных прав и свобод,  гражданам, испытавшим на себе  груз  целенаправленной   унификации их мизерного прожиточного минимума,  так и не пришлось прибегать к массовому неповиновению и, тем более, к насилию,  не пришлось взяться за вилы, совершать погромы,  организовывать госперевороты.

Похоже  все  это, действительно,  в нынешних условиях   вполне компенсируют  сами представители власти, показывая свою несостоятельность эффективно править такой огромной страной. В обычных условиях исходящего от власти застоя и бесправия на это требовались десятилетия , в условиях же подобного вирусного экстрима, когда уже и население застыло в бесправной самоизоляции,  предел возможностей власти не только  виден отчетливо, но и действенно влияет на выживаемость населения.  Именно потому, по всей видимости, для серьезных перемен в обществе может хватить и нескольких месяцев.

И произойти  эти изменения могут, по всей видимости, по инициативе сверху. Нам поэтому остается уповать, чтобы все шло более-менее обдуманно, без слишком резких движений.

Но все же не будем забывать, что речь идет о переменах, направленных на выживание страны. И потому это – серьезное испытание для всей российской нации, хотя  так сложилось, что многие изменения в обществе практически    упираются в  персону Путина. На этот же раз все-таки  дело, надо надеяться, обстоит чуть иначе.  Похоже, что нам без серьезного упора на неформальную элиту медиков и основательного  использования запасов страны  не обойтись.  Во всяком случае, наблюдается  потребность   выйти из  состояния  очень  разных оценок  степени опасности вируса Cavid-19, а также очевидна необходимость  пересмотреть уровень и способ финансирования самоизолировавшихся граждан, признав  явно недостаточным и нецелесообразным такое  нынешнее   скупое  выделение на это  государственных средств.

Поэтому  от Путина страна, согласитесь,  ждет не только рекомендаций  по соблюдению ограничений   в  условиях  самоизоляции, но и действенных решений, которые усилят возможности выживаемости в этих условиях. Речь, напомним, и о координации усилий медиков, и о достаточной финансовой помощи, исходящей от государства.

Иначе граждане страны  не только  столь объемно  быстро и остро сумеют ощутить  на себе   предел  неэффективности  деятельности нынешней  власти, но и вполне могут без  получения в условиях самоизоляции необходимой и адекватной помощи так же неожиданно  почувствовать предел своей иммунной системы, что, как известно, для каждого чревато свободным  доступом в организм всякой заразы.

Ситуация ныне такова, что, возможно,  никакой бункер никого  не спасет в условиях нищеты и стресса, а также в условиях отсутствия вакцины и выработанного  именно  против этого  вида вируса иммунитета. И спасительным может быть  то, что скоро это станет очевидным для всех и    привлечет   ресурсы отовсюду, от олигархов в том числе.

На такую жертвенную  благотворительность  и   от государства, и от частных лиц, согласитесь, вполне можно рассчитывать при возникших эпизодах  всеобщей опасности. И затем, кто знает, как это отразится на усилении  социализации институтов нашего общества, на дальнейшем развитии в них принципов самоуправления.

Шарапудин Магомедов