В ожидании массовых протестов с запросом на перемены

Блогер-публицист Алексей Кунгуров представляет нам картину того, какая должна быть стратегия массовых протестов, целью которых является  подрыв  легитимности власти. Надо согласиться с автором в очевидности того, что эффективность протестных акций будет увеличиваться при их систематичности и росте  массовости. Прав Кунгуров и в том, что общественное устройство  невозможно облагородить за счет выборного процесса, который сам по себе является источников почти всех  злоупотреблений представителей властной системы.

А теперь позволю себе  не согласится с тем, что  «эффективными и целесообразными сейчас могут быть только инструменты мобилизации протеста», то есть, только целенаправленная работа в режиме протест за протестом может способствовать ликвидации режима.

Кунгуров при этом совершенно справедливо утверждает, что, «чем больше людей перестают сотрудничать с режимом, подчиняться власти и склоняться перед насилием – тем ниже легитимность путинизма, тем шире социальная база протеста, которая (на этом он, кстати,  часто делает акцент – прим. авт.)  сегодня совершенно маргинальна и микроскопична».

Неужели столь ярый противник этого на разный манер деформированного и неизвестно во что ныне мутирующего  режима убежден, что несотрудничество с ним,  неподчинение ему, несклоняемость перед ним возможно осуществлять только с помощью вызовов  протестного неповиновения  (имею в виду митинги шествия, стачки, забастовки). И вот такое, к сожалению,  одномерное видение борьбы общественных  оппозиционных сил  при том, что броня режима пока очень крепка, а  активные  драконовы его  поползновения   подавляющим большинством ватного, как  обозначает автор, населения воспринимаются, как благо, направленное на защиту интересов страны, на укрепление ее могущества.

Автор сам говорит, что  «эльфы, как поэтически он называет представителей, какой ни есть,  оппозиции, не желают понимать, что любые публичные акции будут достигать какого-то эффекта только по достижении критической массы участников и способности организаторов сопротивления поддерживать положительную динамику протеста (для чего, собственно, и требуется одобрение ватного большинства населения) что возможно только при наличии массового запроса на перемены, которого сегодня нет».

Так ведь напрашивается, что еще что-то надо также целенаправленно  делать в эволюционном режиме, помимо нахождения в беспокойном  процессе    оппозиционной давления на  властные органы. Необходимо на практике показывать людям, к примеру,  возможности кооперации, преимущества самоуправления на общественных началах, добровольного объединения по интересам, пользования формами разрешения конфликтов без применения норм законов и т. д., а главное – необходимо эти ценности пропагандировать. Почему бы той коалиции оппозиционных сил, на формировании  которой Кунгуров подробно остановился в одном из своих постов,  вместе с организацией протестных акций  не выработать совместную программу некоторых элементов  общественного устройства, которые они будут совместно продвигать на практике уже сегодня.

Без подобного сочетания   протестных мер и  свободных  от влияния  власти примеров  общежития граждан никак не избежать рек крови при попытке смены  режима с таким мощным силовым блоком  и  столь  монопольным  доступом  к природным ресурсам.  При предлагаемом  же  режиме   протестов и практики иного образа жизни   имеющиеся благоприятные  условия коммуникации могут значительно  приблизить  запрос на перемены, при котором и потребуется столь ожесточенная  активизация организаторов сопротивления по поддержке публичных акций, которые, как и требуется,  все более будут стремится к достижению критической точки.

А Алексею Кунгурову хотелось бы с уважением к его непримиримой и во многом оправданной позиции пожелать не противопоставлять себя всему оппозиционному и ватному населению. Убежден, что среди них все-таки идет рост людей, для которых становится очевидной лживость нынешней власти, для которых обозначилось понимание того, что,  голосуя на выборах, не только не могут тем самим   определить для себя служивых людей, но и   передают  своим избранникам  таким образом полномочия,    неминуемо  делающие  из них беспощадных и корыстолюбивых   господ-вершителей их  судеб.

Поэтому  среди них немало людей, осознающих, что надо     перестать выбирать себе господ.  И думаю не так далеко то время, когда до многих дойдет, что надо  вообще перестать выбирать, добровольно и безрассудно  предавая представительские  полномочия людям, которые, во-первых, как правило, далеки от их проблем, во-вторых, практически никак не мотивированы решать их. То есть, для них станет очевидным, что надо самим решать свои проблемы.

Вот это будут ватники, становящиеся гражданами и не желающие иметь над собой господ. Им, согласитесь,  не так далеко и до уровня Кунгурова, у которого понимание не на скотском и не на божественном уровне, а, выходит, на   философском.   А перед   армией философов в оппозиции режим  долго явно не потянет.

Шарапудин Магомедов

 

Массовые протесты выглядят вот так

Начало здесь. Выше я раскрыл три вопроса, по которым оппозиционным путинизму силам, когда (и если) они появятся в РФ, необходимо прийти к согласию. Это консенсус о принципах коалицииконсенсус с действующей элитой (условия ее капитуляции) и консенсус о недопущении новой диктатуры после победы революции. Для окончательного формирования стратегии оппозиции необходимо достигнуть консенсус о методах борьбы с кремлевским режимом.Collapse )

В прошлом посте я, собственно, уже сформулировал тезис – ставку следует делать на ненасильственную борьбу. К сожалению,  многие не понимают смысла этого определения, подразумевая под ненасильственной борьбой исключительно легальные средства политической борьбы (ага, сводя «борьбу» к участию в «выборах»). Вынужден их разочаровать: в правовом поле борьба с диктатурой в принципе невозможна просто потому, что ни один диктаторский режим не оставляет возможности легального демонтажа тирании и сам никогда не действует в рамках правового поля, если вопрос стоит о самосохранении.

Путинские   депутаты   в любой …  момент примут закон о запрете собираться числом более трех человек,  …  введут уголовную ответственность за пользование мессенджерами и т. д. Таким образом любое посягательство на господство путинской братвы становится преступным. Собственно, они именно это и делают, только постепенно, шаг за шагом. Поэтому всем следует четко понимать: нанасильственные методы борьбы связаны с демонстративным неподчинением …  законам. Напомню, что легитимность диктаторского режима базируется на триаде сотрудничество – подчинение – послушание. Первый шаг всякого борца – отказ от сотрудничества с властью в любой форме (это даже не обсуждается). А вот для разрушения второй составляющей – подчинения – необходимо открыто и решительно игнорировать те законы, которые нарушают права и свободы граждан.

Вторая большая глупость заключается в том, что эльфы считают ненасильственные методы борьбы мирными и неопасными. Чушь! Вслед за Джином Шарпом я говорю: ненасильственная борьба связана с колоссальным риском для повстанцев и приводит к многочисленным жертвам и смертям. Каратели будут вас, пытающихся раздавать им цветочки, убивать. Законно или незаконно – не важно. Принять закон, снимающий с ментов  ответственность за убийство дарителя цветов – дело пяти минут.

Из этого вытекает третье заблуждение: мол, ненасильственное сопротивление базируется на толстовской формуле непротивления злу насилием и пассивности. Как раз наоборот, концепция подразумевает активную самооборону и наступательность действий. Просто подходы принципиально отличаются от тех, которые применяются при вооруженном восстании. Вооруженное выступление готовится тайно и начинается внезапно для противника. Мирная акция широко анонсируется через соцсети и начинается в назначенный час в заранее установленном месте. Вооруженную борьбу ведут боевики, хорошо натренированные в тайных лагерях. Они способны мобильной группой совершить налет, например, на районный отдел полиции, захватить оружие, а ментов убить. Ненасильственная стратегия подразумевает, что мирный захват здания министерства внутренних дел осуществляется толпой безоружных граждан, причем в первых рядах идут улыбающиеся женщины с детьми на руках.

Цель вооруженной борьбы – уничтожить противника. Задача ненасильственной борьбы – демотивировать его, парализовать волю к насилию, заставить отказаться от сотрудничества с режимом. Менты начинают  бить женщин дубинками? Ну что ж, сами виноваты, в дело вступают «спортсмены» ловко орудующие оружием пролетариата. После захвата здания министерства протестующие не готовятся отражать штурм спецназа, а собирают вокруг здания еще большую толпу, чтобы спецназ тупо не смог приблизиться к зданию, захватывают тем же способом соседние кварталы, перекрывая улицы, перемещаются живой волной по городу, обтекая блокпосты карателей и блокируя их, прорывая оцепления, создавая хаос, в котором тонут любые попытки правительства подавить восстание. Оружие, как видим, в этом случае повстанцам совершенно не нужно. Никого убивать не требуется. И даже оборонятся от карателей, если те воздерживаются от насилия по отношению к гражданам, нет никакой нужды.

Строго говоря, описанная мною майданная технология даже не подпадает под определение «массовые беспорядки». Уголовный Кодекс это явление квалифицирует как действия, связанные с насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти. Разве не могут граждане выйти на прогулку? Они имеют полное право зайти внутрь любого административного здания в любом количестве. Ведь нет же закона, ограничивающего вход посетителей в офис министерства?

Граждане имеют полное право занять площадь, и оставаться там сколь угодно длительное время, выражая таким образом свое несогласие с политикой руководства страны, как это сделали украинцы в 2004 и 2013 гг. Если я не прав, назовите мне статью в УК, карающую за установку палатки или сожжение покрышек. …

При этом важно, что все  делается  исключительно с целью самозащиты. Это принципиальная установка стратегии ненасильственной борьбы – отказ от проявления агрессии в инициативном порядке. Методы вооруженного (насильственного) захвата власти базируются на прямо противоположных установках.

Люди, не имеющие практического опыта организации массовых гражданских протестов (у меня он есть, хоть и небольшой) совершенно не понимают, как можно победить безжалостных силовиков, не проявляя к ним агрессии, а лишь улыбаясь и даря цветочки. Поясняю: вид громадной толпы, подчеркнуто мирной, особенно если в авангарде идут женщины, деморализует любой самый закаленный спецназ. Очень сложно мотивировать бойца стрелять в многотысячную мирную толпу, если он не уверен, что в результате стрельбы она разбежится. Может ведь и затоптать его. Еще раз повторяю, что задача ненасильственного протеста – не уничтожить противника, а именно его деморализовать, вынудить воздержаться от выполнения приказов или поставить в ситуацию, когда каратели физически не способны его выполнить.

Что является условием успеха ненасильственного протеста? Не открою Америки, если скажу, что условий всего два: массовость и систематичность. Не обязательно протест должен быть майданного типа, то есть связанный со взятием под контроль восставшими территории и ее удержанием. Но обязательно он должен носить систематический характер. То есть каждый день на улицу должны выходить сотни тысяч повстанцев и просто гулять, заполняя собой улицы и площади. Каждый день должны бастовать важные предприятия. Любые попытки давления со стороны правящего режима, скажем, введение комендантского часа, должны получать молниеносный ответ в виде народных гуляний именно в запретное время.

Как это может свалить … авторитарный режим, у которого ядерное оружие, 20 тысяч танков и три миллиона силовиков в погонах? Да элементарно просто! Власть лишь до тех пор является властью, пока ей подчиняются. Стоит только перестать ей подчиняться (в том числе подчиняться насилию), она рушится, словно карточный домик. Это политическая аксиома. Это главный драйвер политического кризиса. Временное правительство утратило власть вовсе не потому, что толпа из пьяной матросни и красногвардейцев заняла Зимний дворец, где, кстати, правительства по причине ночного времени не находилось. Власть Временного правительства рухнула тогда, когда ему перестал подчиняться Балтфлот, петроградский гарнизон и обывательские массы.

Когда массы перестают подчиняться власти, мгновенно возникает эффект двоевластия (ну, или даже многовластия). …

… Ключевым понятием революционной борьбы – это борьба за подрыв легитимности правящего режима в глазах населения. Нет легитимности – нет власти. Чем слабее легитимность правящей хунты, тем эффективнее массовые протесты, тем более разлагающий эффект они оказывают на силовиков. Последние годы в среде оппозиционно-фейсбучных хомячков стала популярна псевдонаучная доктрина 3,5%, сформулированная гарвардской профессоршей Эрикой Черновет. Суть ее заключается в том, что для эффективного противодействия диктатуре достаточно мобилизовать на протестную движуху 3,5% населения – и правящий режим гарантированно рушится. Совершенно бредовая и не подтверждаемая фактами херня, высосанная из пальца!

Еще раз повторяю: власть диктатора рушится тогда, когда ей перестают подчиняться БОЛЬШИНСТВО граждан. Происходят при этом массовые протестные выступления, или нет – совершенно не важно. Тем более не имеет никакого значения процент участвующих в митингах и шествиях. В Польше в 1889-1990 гг. демонтаж коммунистической диктатуры происходил без массовых выступлений оппозиции, как в Чехословакии. Для … делающих ставку на процедуру выборов сообщаю интересные подробности: после того, как «Солидарность» в рамках переговорного процесса с правительством договорилась о проведении свободных выборов, на них совершенно честно победили коммунисты, набрав 65% голосов. На выборах побеждает не тот, кто лучше, достойнее, честнее и прогрессивнее, а тот, у кого больше ресурсов – финансовых, административных, интеллектуальных, медийных. А государство, даже находясь в агонии, всегда располагает большими ресурсами, чем оппозиция.

На переговоры же правящий режим вынужденно пошел под давлением массовой забастовки 1988 г. И хотя в результате выборов декоммунизации Польши не случилось, легитимность правящего режима продолжала падать, ПОРП так и не смогла сформировать правительство, экономическая ситуация стремительно ухудшалась. В результате коммунистический режим просто впал в кому и капитулировал без боя. На президентских выборах 1990 г. конкурировали между собой уже только демократы, включая двух лидеров «Солидарности» — Леха Валенсы (победил во втором туре канадского бизнесмена Станислава Тыминьского) и Тадеуша Мазовецкого (занял третье место).

Черновет пыталась проиллюстрировать свою доктрину примером Бархатной революции в Чехословакии. Известно, что самая массовая протестная демонстрация 20 ноября 1989 г.  в Праге, ставшая переломным событием антикоммунистического восстания, собрала порядка 500 тысяч участников. Да, если население республики было 15,6 млн. чел, то 500 тысяч пражан, вышедших протестовать, как раз составили 3,5% от всего населения страны. Но в данном случае определяющим фактором стало то, что на улицу вышли свыше 40% всех жителей столицы, что полностью парализовало жизнь города – не работали предприятия, учебные заведения, транспорт, учреждения. Если бы протестовать вывалило лишь 3,5% жителей столицы и 3,5% обитателей всех прочих деревень, такого эффекта не получилось бы.

Но коммунистический режим рухнул в ЧССР не потому, что чуть не половина жителей столицы принялись майданить, а потому, что армия отказалась подавлять протесты. И это произошло уже после первого массового антиправительственного выступления граждан, в котором приняли участие всего лишь 200 тысяч человек, то есть значительно меньше заветных 3,5%. Именно в этот момент власть перестала быть властью. Почему генералы отказали правительству в поддержке? Потому что власть утратила легитимность в глазах большинства населения страны, и они не рискнули идти с населением на конфронтацию. В конце концов призывная армия состоит из того же самого населения. Да и как можно ввести армию в столицу для защиты правительства, если улицы города забиты людьми (см. фото вверху)?.

Политический кризис в Польше показывает то же самое. В 1980 г. коммунистический режим обладает легитимностью – армия входит в города и подавляет массовое забастовочное движение. Население воспринимает репрессии против забастовщиков легитимными (в прошлом посте я описывал механизм негативной легитимации, то есть принуждения к подчинению властям через насилие), 10 тысяч активистов арестованы, порядка 100 диссидентов убиты киллерами спецслужб. Антиправительственный профсоюз «Солидарность» объявлен вне закона и разгромлен. Полная победа режима!

В 1988 г. происходит новый всплеск забастовочного движения, Причем началось все с сущей ерунды – прекратили работу всего пять тысяч металлургов. Однако усмиритель Польши генерал Ярузельский категорически отказывается задействовать армию для вразумления смутьянов. Действия же сил госбезопасности, тактически успешные, вызывают не подчинение и страх, а ярость, провоцируя эффект домино – забастовки быстро охватывают всю страну. Что изменилось за 8 лет? Изменилось главное – коммунистический режим утратил легитимность в глазах БОЛЬШИНСТВА поляков.

Именно поэтому армия только усугубила бы кризис, начав переходить на сторону восставших. Войцех Ярузельский, конечно, был тоталитарным диктатором, но при этом умным, ответственным, национально ориентированным политиком. Если в 1980 г. он решительно подавлял восстание, пытаясь избежать советского вторжения, то в 1988 г. он выбрал единственно разумный путь – переговоры о капитуляции. Именно поэтому в демократической Польше генерал не подвергся политическим репрессиям, да и вообще, страна обошлась без массовых люстраций и «охоты на ведьм». Демонтаж коммунистической диктатуры произошел мирно и цивилизованно, оппозиция победила, действуя исключительно методами ненасильственной борьбы.

Надеюсь, теперь вам понятно, почему московские протестные гуляния по бульварам оказались абсолютно безрезультатными, и продемонстрировали совершеннейшую беззубость гражданского общества, трусливость «оппозиции» и эффективность карательной системы. Оказывается для того, чтобы добиться полного послушания 12-миллионного города, достаточно посадить 15 участников уличных гуляний, из которых две трети – даже не лидеры активизма, а случайные прохожие. Все потому, что путинский режим обладает легитимностью в глазах абсолютного большинства обывателей. Поэтому не возникает эффекта домино, столичным либералам не удается добиться положительной динамики протестной активности.

Они, включая всяких профессоров-политологов, совершенно не понимают принципов политической стратегии и не обладают практическими навыками борьбы с диктатурой. На данном историческом этапе в условиях, когда путинизм обладает неоспоримой легитимностью, попытки прямого давления на кремлевский режим неизменно будут приводить к разгрому и деморализации протестного движения (которого, собственно, нет). Эта технология называется абортированием протеста, когда он уничтожается на эмбриональной стадии, причем «вожди протеста» активно сливают движение сопротивления Кремлю – кто из корытных побуждений, кто просто из-за тупости.

Эффективными и целесообразными сейчас могут быть только инструменты мобилизации протеста, целенаправленная борьба за делегитимизацию  … чекистской хунты. Чем больше людей перестают сотрудничать с режимом, подчиняться власти и склоняться перед насилием – тем ниже легитимность путинизма, тем шире социальная база протеста, которая сегодня совершенно маргинальна и микроскопична. Чем шире социальная база – тем активнее и эффективнее будет действовать оппозиция, раскачивая лодку. По достижении фазового перехода (когда большинство населения перестанет симпатизировать правящему режиму) можно переходить уже непосредственно к демонтажу политической модели. Как конкретно это делается, расскажу в следующем посте.

Вроде, говорю я совершенно элементарные, азбучные вещи. Но нет, в  стадо дебилов опять начнет срать кирпичами, что Навальный, легитимируя процедуру путинских «выборов» делает все правильно, а демократия наступит тогда, когда на президентских выборах победит Грудинин или Собчак. Отлично осознаю: то, что я говорю, неприемлемо для большинства протестунов, потому что инфантильное сознание игнорирует негативную реальность и страстно желает верить в чудо. Кто-то верует в волшебный ритуал выборов. Другие надрачивают на супергероя из комиксов, который победит диктатуру своей магической силой. Третьи, и таких среди антипутинской общественности большинство, убеждены, что все само собой как-нибудь устаканится, произойдет естественная смена поколений, Путин сдохнет в своей постели и Рассиюшка незаметно вернется на столбовую дорогу цивилизации, особенно если «заграница нам поможет».

99% розовых оппозиционных эльфов категорически отказываются осознавать свою личную ответственность за слив сопротивления … авторитарному режиму. Они не готовы нести риски борьбы с тиранией. Они категорически не согласны с тем, что для победы революции необходимо заручиться поддержкой (хотя бы пассивной) большинства … населения, которое сегодня в абсолютном большинстве поддерживает, пусть и пассивно, тиранию, политические репрессии и захватнические войны. Следовательно, усилия антиправительственной пропаганды следует обратить на них, а не наращивать накал протестной истерии в субкультурной нише столичных хипстеров. Эльфы не желают понимать, что любые публичные акции будут достигать какого-то эффекта только по достижении критической массы участников и способности организаторов сопротивления поддерживать положительную динамику протеста (для чего, собственно, и требуется одобрение ватного большинства населения) что возможно только при наличии массового запроса на перемены, которого сегодня нет.

Короче, я понимаю, что вещаю в пустоту и «продавать» мои идеи и технологии (о них в продолжении) нынче совершенно некому, потому что внесистемная «оппозиция» настроена откровенно коллаборационистки по отношению к Кремлю. Но все-таки желаю замутить небольшой опрос, дабы оценить масштаб когнитивного разрыва между собой и целевой аудиторией.

P.S.  …  ЖЖ убил опрос, опробую в следующий пост его вставить

kungurov  

https://kungurov.livejournal.com/247900.html