Собственническая логика удушения страны

С интересом прочитал колонку    Дмитрия Быкова,  в котором    журналист  в свойственной  ему манере ироничного  самолюбования проводил на площадке «Собеседника» очередной удушающий прием власти в лице Путина.  С этой целью он в качестве захвата использовал  ассоциации, связанные  с известной победой  Хабиба Нурмагомедова и  с откровением Путина, который  при встрече с бойцом отметил качество  произведенной имитации удушения.

Затем, дожимая противника,  Быков провел параллель со  спецлужбами, для которых тоже прием удушения является коронным и любимым, как и выходцу из этой стихии Владимиру Путину, который  за время своего президентства  «задушил в объятиях, с самыми лучшими намерениями, всё, что было тут живого, перспективного и, стало быть, опасного».

Казалось бы, все – надо завершать. Но здесь, видимо,  сказалось то, что Быков сам регулирует правила, скажем так,   удушающей критики власти. И он продолжил дожимать с обеих сторон (спорта и спецслужб), не давя на горло,  фигурами речи делая акцент на лучших своих намерениях сделать действо зрелищным.

В итоге, куда ни крути, напрашивается вывод, что Путин, как выходец из спецслужб, честно и с полным соблюдением правил душит страну и  именно поэтому  сложно  до него  довести, что  не тем занят. Другими словами,   Путин разваливает страну, руководствуясь благими намерениями возвысить его державный статус, и этот фанатизм патриотический мешает ему осознать истинные пути созидания.

С учетом, что Быков очень далек  от того, чтобы   пытаться  выглядеть  очень наивным, выходит, что он таким вот образом манерно  хамить власти,  по сути, объявляя ее в лице Путина невменяемой. То есть, сам Быков не столь честен, как представляемый им Путин,  и вместо того, чтобы  чуть проще сказать о том, как   Путин и его команда цинично грабят страну, он, на мой взгляд, тонально  неверно, не политкорректно, не по спортивному, не по-мужски и, наконец, не по человечески говорит о том же, о вредоносности Путина, но делает это, ставя на первое место то, как  он умеет   упражняться  в славословии, а также  представив в итоге всех  недоумками с кучей   психических отклонений и иных  комплексов неполноценности.

Если проводить аналогию с процессом  удушения, то такое впечатление, что Быков одной рукой душит, другой же  рукой совершает какие-то непристойные манипуляции по отношению почти поверженного им противника.

Имея же  в виду тех, кто наблюдает за подобными зрелищными действиями, надо отметить, что Быков   о них тоже, мягко говоря, не очень высокого мнения.  И надо согласиться,  что население, хотя  тоже  привыкает  добываться всего, не зная  меры,   любой ценой, но  все же на нынешнюю власть смотрит, как на чудо неприкасаемое, как на последнюю надежду улучшить свою  жизнь.

При  столь почти божественном  восприятии населением Путина   тоже не стоило, на мой взгляд, так изгаляться, пытаясь  иронически вытянуть допущение  его благих намерений при уничтожении, как утверждает автор, всего живого в России.

Путин именно потому, что бывший спортсмен, умеет создать впечатление, что во всем действует по правилам,  а, как чекист, может умело демонстрировать, что ради блага страны готов на все. А на деле,  хотя бы судя по огромным состояниям ближайшего окружения и очевидному намерению царствовать пожизненно,  уже практически приватизировал страну и вместо того, чтобы совершать   институциальные и технологические действия, способные во сто крат  приумножить имеющееся   добро, идет более легким и удобным путем наращивания военной мощи за счет природных ресурсов.

Логика простая и очевидная: наращивать военную мощь  и  вести себя на мировой арене так, чтобы в любое время мог пообещать показать «кузькину мать», а для этого, прежде всего,   важно уметь активно эксплуатировать природные запасы страны и необходимо обязательно иметь в нужной мере забитый и бедный народ. Потому и  излишне делать особую ставку на эффективности общественного устройства, а также  наращивать внедрение передовых технологий.

Шарапудин Магомедов