Раз «лайк», два «лайк» — и на Колыме

Путин подписал законы о смягчении наказания за «лайки» и «репосты».  Уголовное преследование может наступить при повторном нарушении закона

Если говорит более юридическим языком, Президент России Владимир Путин подписал документ, предусматривающий частичную декриминализацию статьи 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

В соответствии с  подписанным документом, который опубликован на официальном интернет-портале правовой информации за разжигание расовой, национальной, религиозной и прочей вражды через интернет и СМИ в первый раз будет предусмотрено административное наказание.
В этом случае физическим лицам будет грозить административный штраф в размере от 10 тыс. до 20 тыс. руб. или обязательные работы на срок до 100 часов, или административный арест на срок до 15 суток, юрлицам — штраф от 250 тыс. до 500 тыс. руб.

Человек может быть привлечен к уголовной ответственности в том случае, если аналогичное деяние будет совершено повторно в течение года.

Известно, что  как только президент выступил с предложением смягчить эту, скажем так, репостную норму,  глава Совета по правам человека Михаил Федотов заявил о необходимости начать пересмотр приговоров по этой статье. ​25 декабря Мосгорсуд отменил приговор Зеленоградского районного суда от 2016 года в отношении Евгении Корте. Последняя в социальной сети совершила репост изображения с националистом Максимом Марцинкевичем (известен как Тесак). То есть, закон имеет обратную силу и будет распространяться на ранее возбужденные уголовные дела и вынесенные приговоры.

По данным Верховного суда, с 2012 по 2017 год в России по ч. 1 ст. 282 были осуждены более 1,5 тыс.​ человек.  Артем Филипенок. РБК

  Необходимо еще напомнить, что ранее Верховный суд России разъяснил, что не считает экстремистскую публикацию в интернете преступлением, если она не несет опасности для общества. Судей призвали доказывать умысел, характер и степень общественной опасности в каждом из случаев.

Особенно в связи с такой постановкой требований к судьям невольно возникает вопрос, а  что стоит за уголовными делами по статье 282 об экстремизме, которую ныне частично смягчили.

Внесенные в статью изменения, несомненно,  призваны гуманизировать уголовное законодательство.   Мы уже знаем, что  нельзя будет возбуждать уголовное дело против людей, впервые преступивших закон. При этом их деяние не должно представлять «серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства».

Но   исследования специалистов  показали, как утверждается в прессе, что «не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности является обоснованным».  Будет ли оно обоснованным далее при тех  обозначенных жестких требованиях к судьям, и за счет чего будет достигаться эта очень необходимая в подобных случаях обоснованность привлечения к уголовному делу. Вроде что-то сделано, чтобы не  всегда случалось лайкнул и в тюрьму. Ведь иногда лайк – это, на самом деле, просто лайк, может, даже случайный.

Кстати, показателен  первый отмененный  приговор за экстремизм  после разъяснений пленума Верховного суда, порекомендовавшего  быть внимательнее к этой категории дел.

Согласно вступившему в силу приговору, студент опубликовал в соцсети изображение, «которое содержит совокупность психологических и лингвистических признаков унижения нерусских как представителей национальных (этнических) групп лиц».

Зеленоградский суд Москвы приговорил его за это  к году колонии-поселения, но затем апелляционная инстанция заменила наказание штрафом.

И теперь при следующем лайке его привлекут к уголовной ответственности. И как же обстоит дело с обоснованием предъявляемых уголовно окрашенных претензий. Это волнует многих пользователей соцсетей. Вот какие сомнения высказывает Владимир Преден из Севастополя.

 

Владимир Преден (Sevastopol)

— 25/12/2018 в 10:56

«Объяснить точно, за репост какой картинки привлекут к административному наказанию, невозможно. Надо рассматривать каждый конкретный случай в отдельности и учитывать мнения экспертов. То есть,  если изображение, например, содержит свастику или призывы следовать идеям фашизма, в картинке явно прослеживается унижение людей той или иной религиозной принадлежности, есть оскорбляющие высказывания в адрес той или иной расы, тогда это очевидное нарушение закона», — объяснила «Парламентской газете» юрист Наталья Брежнева.

При этом она уточнила, что если оскорбление завуалировано, то возникает необходимость проводить экспертизу, которую чаще всего назначают в ходе разбирательства. «Без официального заключения подтвердить факт нарушения закона затруднительно. У судей часто возникают сомнения, и они назначают соответствующие экспертизы», — пояснила юрист.

Что же это за ЗАКОН, если в большинстве случаев могут потребоваться эксперты? Эксперт может быть или интеллектуально ограниченным, или услужливо выполнять заказ заинтересованных лиц, или с деформированной идеологической установкой, потакающей или в принципе не воспринимающей рассматриваемый случай. Без однозначно трактуемых формулировок статей ЗАКОНА — это не закон.

gevic (Sevastopol)

— 25/12/2018 в 13:01

«Что же это за ЗАКОН, если в большинстве случаев могут потребоваться эксперты? Эксперт может быть или интеллектуально ограниченным, или услужливо выполнять заказ заинтересованных лиц, или с деформированной идеологической установкой, потакающей или в принципе не воспринимающей рассматриваемый случай. Без однозначно трактуемых формулировок статей ЗАКОНА — это не закон…..»

 Дааа…. в таких  мутных  свойствах данный «Закон» —  это больше как  дракон-страшилка  над  головой. Но  в  этом  и  есть  его  основная  прелесть – избирательно  его  можно  трактовать  совершенно «произвольно  и  успешно». И… гарантировать каждому  его  «законные пять  лет  без  права переписки по  интернету» и вообще минимум  общения  с родственниками. 

Могучая  спираль   истории.  Почти  что  свершившийся 2018  уверенно  напомнил о  неизбежности  2037 и  грядущих новотолкований   «О  недонесении…..».

Картина, конечно, вырисовывается не такая уж мрачная, но задуматься над тем, куда ведет нас наше законодательство,  все  же необходимо, и делать  нам это, согласитесь,  нужно особенно при наших   подходах   к избирательным урнам.

Шарапудин Магомедов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.