Показушная имитация конкурса, как нож в спину реального самоуправления

Судя по тому, как  ныне протекает проведение конкурсов по определению глав и мэров, мы невольно   наблюдаем  демонстрацию  того, как  при хорошей мине и плохой игре организаторов этих действий  идет профанация   формальных  остатков видимости отбора руководителей регионов.  По сути, идет показушный  процесс    пропуска назначенцев Васильева через  эти  конкурсы.  В этой связи  привлекла  внимание заметка в  «Черновике»   под заголовком «Выборы главы Табасаранского района начались с «пробуксовки».

Речь там шла о том, как мероприятие по проведению конкурса по выборам главы района   едва не сорвалось на  первом этапе же  из-за бунта кандидатов.

Желающих  стать главой  района было довольно много,  документы на участие в конкурсе  изначально подали 27 человек. И вот  18 января   в 10 часов утра из Махачкалы в Табасаранский район  для проведения конкурса  прибыли 3 ключевых  члена конкурсной комиссии, представляющие главу Дагестана. Это они определят, кого из 27 претендентов допустить к  этапу  депутатского  голосования. При том, как уже известно всем дагестанцам, если трое членов комиссии от района выскажутся против, как правило, консолидированного мнения трех членов комиссии из властного  центра, то право решающего голоса принадлежит председателю комиссии, которым назначается один из тех трех  членов комиссии от Васильева.

Как отмечается в «Черновике», «перед началом мероприятия произошёл небольшой конфуз: один из кандидатов на пост главы, председатель Совета директоров АО «Дагестанская сетевая компания» Михаил Гашимов предложил бойкотировать проведение конкурса, поскольку, по его убеждению, он проходит в неравных для всех условиях и с вмешательством республиканской власти».

И то, что абсолютное большинство кандидатов поддержали это предложение  (против высказались только 5 человек),  все-таки говорит  об  осознании ими, что  уже перед проведением конкурса их заведомо  ставят перед фактом его итогов, а само их участием в конкурсе    предоставляет им лишь  право  попытаться  стать почетными  кандидатами,  имевшими претензии  занять должность главы района.

Но их обнаружившийся после предложения Гашимова  протестный пыл   членам  конкурсной комиссии, прибывшим из Махачкалы,  судя по тому, что об этом  сообщают  источники «Черновика», удалось легко остудить  и  практически  перенаправить  в русло  все-таки, видимо, крепко сидящего в каждом  личного  интереса  почетно кандидатствовать.

Члены комиссии от Васильева  «заявили, что даже если основная часть кандидатов не будет принимать участие в первом этапе, то они проведут его с согласия пяти оставшихся  кандидатов».

И вот как  звучит в  «Черновике»  результат    недовольства кандидатов, итог их некоторой   пробуксовки  участия в этом, согласитесь,  очень неприглядном для всех нас  спектакле  по выбору руководителя района:  «Тогда возмущённые кандидаты все-таки решили собраться и провести первый этап, но один из них не выдержал, забрал свои документы и со словами «Я в этом фарсе принимать участие не хочу» покинул помещение.

Очень сложно чем-то иным, кроме как  какими-то баллами   довольно сомнительного пиара, оправдать  участие в  таком формальном мероприятии.  Особенно  не поддается это объяснению после того, как   со  слов собеседника «ЧК» звучит   убежденность  основной  части кандидатов  в том, что в Белом доме поддерживают кандидатуру Магомеда Курбанова, депутата НС РД, бывшего министра по делам молодежи Дагестана.

Но вот  после  заключительного мазка этих  унизительных событий мне даже стало казаться, что не все, может, здесь так запущенно и безнадежно, и у кандидатов есть что-то в рукавах, есть на что надеяться, несмотря на такой жесткий прессинг от Васильева. Такие мысли возникают, когда,  согласно информации «ЧК»,    узнаешь, что   «после проведения первого этапа, члены комиссии, представляющие Белый дом, отобедали в доме Магомеда Курбанова в райцентре Хучни и довольные уехали в столицу».  Ведь вне всякого сомнения, что об этом уже на следующий день будут знать почти все хучнинцы. И это для каждого сельского жителя очевидный признак всяческого благоволения гостей к хозяину дома, а в данном случае и уже  чуть ли не досрочное признание его первым лицом в районе. И если после этого тоже остаются желающие стать кандидатами, то невольно будут возникать  сомнения  в  том, не готовится ли табасаранцами сюрприз для Васильева.

Но чуда никакого не случилось. Как комиссия отобедала, так, выходит, депутаты и проголосовали, 41 из 42  высказались за Магомеда Курбанова. Тот один, не проявивший единодушия с депутатами, как сообщает пресс-служба районной администрации, от голосования воздержался, проявив тем самим позицию где-то между   принципиальностью  и благоразумием.

А как же обстояли дела у  множества потенциальных  претендентов, по сути,   стать    кандидатами  на    почетные  места    перед депутатами во время их  голосования за главу района?

После тестирования, прошедшего 18 декабря,  в качестве претендентов в кандидаты остались Арсен Мирзабалаев, Алимагомед Казиев, Магомед Курбанов и Аликерим Эскеров и  Тагир Рагимов.  Эти финалисты тестирования, кроме Тагира Рагимова, который демонстративно сошел с дистанции,  25 декабря  приняли участие в завершающем этапе конкурса  по определению  кандидатов на должность главы района.

И вот после завершения  этого этапа, прошедшего в форме собеседования и подведения итогов работы, председатель конкурсной комиссии Али Ибрагимов представил протокол комиссии в Собрание депутатов МР «Табасаранский район», в который были внесены   кандидатуры Алимагомеда Казиева и Магомеда Курбанова, успешно прошедших конкурс для избрания на должность главы МР «Табасаранский район». Затем и состоялось то почти единодушное голосование за того, у которого, как сообщает «ЧК»,  отобедали члени комиссии от Васильева.

Кстати, претендующим в Махачкале   занять место рядом с Салманом Дадаевым во время голосования депутатов повезло больше, их так жестко  пока не сортировали, даже дали всем  возможность высказаться.  Чье имя и, может, даже  чьи имена председатель конкурсной комиссии протокольно подаст  депутатам городского собрания обывателю пока не известны, но, если идти по аналогии с Табасаранским районом, то имя  мэра неумолимо и отчетливо вырисовывается в сознании каждого гражданина, более-менее интересующегося тем, как проходит этот конкурсный спектакль.

На мой взгляд, для любого участника конкурса  такой  статус претендента в кандидаты,  реально дающий лишь право   во время  прогнозируемого депутатского  голосования стоять рядом с  будущим главой,   выглядит очень унизительным  и работающим против  прорастания в нашем обществе   ростков реального  самоуправления, которые, как видим из практики,  неминуемо хиреют и засыхают  без  права  граждан самостоятельно принимать решения о том, как обустраивать свою жизнь.   И в этой связи надежда на пример тех единиц, которые   воздержались или отказались,  не стали участвовать в этом  конкурсном представлении.

Особо хотел бы отметить два важных момента в этих разворачивающихся конкурсных мероприятиях. Первое – это то, что никакими возможностями лишний раз выступить перед публикой со своей программой не оправдывает участие в конкурсе с подобными  условиями унизительной  предсказуемости. Второе – те единицы претендентов, демонстрирующие неприятие подобных условий конкурса, — это те, вокруг которых может выстраиваться гражданское общество.

Еще  необходимо затронуть  оценочный посыл к власти, выраженный в заголовке другого   материала «Черновика» на эту тему. Он звучит так:  «Власть желает продавить Махачкалу и Табасаранский район с меньшим позором».

Так ли это?   Давайте разберемся.  В самом этой заметке от «Черновика» отмечается, что в Табасаранском районе, по сведениям источников газеты,  среди  дошедших до тестирования и  до депутатского голосования  «не оказались молодые, амбициозные и достаточно грамотные ребята, которые реально имеют хорошую поддержку среди населения и депутатов», когда как претенденты, прошедшие этапы конкурса,  – практически все  чьи-то сторонники, надо полагать,  сторонники  определенных важных персон. Еще «Черновик» делает акцент на том, что в Махачкале всем  40 претендентам на кандидатство удалось пройти первый этап конкурсая и сделано это с целью избежать в стане участников «преждевременный «бунт» с заявлениями о нарушениях и прочее».

И вывод:  «По всей видимости, администрация Владимира Васильева старается провести муниципальные выборные компании под впечатлениями аналогичных действий команды предшественника Рамазана Абдулатипова, которая не ограничивала себя практически ничем вплоть до прямого давления на кандидатов». И тут же пояснение, с которым можно поспорить.

Справедливо определяя, что, «впрочем, цели и тогда и сейчас предельно ясны – во что бы то ни стало привести к победе своего кандидата»,  «Черновик», подытоживая, отмечает: «пусть и не с таким большим позором, как раньше…». Прежде всего,  надо бы пояснить, что речь о позоре  уровня издевательского отношения со стороны власти по отношению к своим гражданам.

Если же принимать такое пояснение, то необходимо учесть, что Абдулатипов во всех  кадровых вопросах  не сюсюкался с народом, а жестко со своим интересом перебирал состав  чиновников, входящих  в  сложившуюся  номенклатуру. Да,  эта  частая перетасовка одних и тех же чиновников отражалась  издевательски, прежде всего, на них  самих, а  в целом, конечно, позорно выглядела и по отношению к гражданам, которые ко  всей   этой кадровой чехарде  относились  довольно спокойно.

Но что же происходит при Васильеве? Он, судя по всему,  чиновников «не отжимает», у него ориентация несколько иная. Он, во-первых, пытается их найти и  вне  старой  кадровой номенклатуры, во-вторых,  жестко контролирует подчиненных чиновников   и  многих из них, что называется,  доводит до цукундера.    Только вот фишка в том, как именно Васильев это делает.

А делает он это по отношению к действующим кадрам, судя по всему,  невольно перетекая  от  доброго полицейского  к  злому. Отсюда и случается, что вроде недавно к награде человека представил, а  затем, немного погодя,  этот наградополучатель  с его же  молчаливого согласия  оказывается  чуть ли не организатором преступного сообщества.

Или возьмем поиск кадров с проведением различных конкурсов.  Вроде дело полезное и эффективное для  реального  подбора   кадров. Но в одном случае, как  при формировании  кадрового резерва, он применяет к подбору чиновников республиканского уровня тестовую программу, с помощью которой обычно производят подбор работников для относительно небольших бизнесструктур. Итог, разумеется, будет соответствующий, очень многие толковые ребята, которые с  подобной  тестовой  программой не сталкивались,  окажутся вне этого резерва. А также  знание, как вообще устроена эта программа, позволит и дилетанту,  не очень подготовленному человеку  выделиться, набрать количество баллов,  необходимое для прохождения этапа конкурса.  Мягко говоря, некорректно так  формально  определять уровень подготовленности  работника, который  войдет в кадровый  резерв, из которого будут подбираться чиновника республиканского уровня.

А вот апогеем  реализации благих намерений от власти Владимира Васильева явился, конечно, конкурс по выборам глав регионов.  И я очень сомневаюсь в том, что является для граждан более позорным, жесткое и частое  назначение глав регионов или подобная игра с их  отбором. Но в одном убежден, что игра с подобными серьезными вещами, как конкурсный или выборный  подбор кадров в муниципалитетах  – это гораздо опаснее для развития гражданского общества, чем  их даже ежедневное волевое переназначение, это  очень коварная опасность для процесса формирования реальных  институтов самоуправления,   даже как нож в   спину реального  самоуправления.

А в целом, конечно, со стороны власти это выглядит,  как  издевательство то  при помощи зла, жестких мер назначения  руководителей, то при помощи   добра, благих намерений якобы их  конкурсного отбора,   со стороны же  граждан позорным видится  с этим соглашаться и, тем более, этому  молчаливо или иначе  потакать.

И еще один штрих  в связи с тем, что  якобы практически никем из  претендентов в кандидаты не представлена заслуживающая  внимания программа  развития столицы.  Даже то, что в итоге мэром станет наиболее подготовленный для этого человек, не оправдывает то, что  население вынуждено было наблюдать это  дешевое по мотивированности и убогое  по организованности конкурсное представление.

Шарапудин Магомедов