По тонкой грани раба и гражданина

Пить или не пить мутную воду из КОРа?

Как известно, недавно из-за схода селевых потоков произошло значительное загрязнение КОРа и жители Ленинского района, в том числе села Новый Хушет на несколько дней остались без воды. Воду, конечно, подали, но очевидная на глаз чрезмерная ее мутность побудила разобраться, на сколько ныне она опасна для питья.

Первое с кем решил поговорить – это были специалисты ФГБУ «Минмеловодхоз РД», которые занимаются сельскохозяйственным водоснабжением республики. В моем распоряжении оказалось письмо врио директора этого ведомства Г. О. Алиева, адресованное главам районов и городов. В нем звучит просьба оповестить население о недопустимости использования воды с каналов и коллекторно-дренажной сети для водопоя скота и других хозяйственно-бытовых нужд, так как грунтовая вода в коллекторах агрессивная и не предусмотрена даже для подачи на орошение сельхозугодий.

По договору с ФГБУ «Минмеловодхоз РД» ОАО «Махачкалаводоканал» из водохранилища близ села Новый Хушет подает эту воду значительной части жителей столицы в качестве питьевой. Как пояснили специалисты ФГБУ «Минмеловодхоз», вода собирается для отстоя в единственный водоем, который, к тому же, давно не очищался, поэтому вода здесь довольно быстро заиливается, и ныне почти половина уровня водохранилища состоит из сплошного ила, что рождает дефицит подающейся отстою воды.  Ее, по их мнению, для дальнейшей очистки и подачи в водопроводную сеть хватает  на чуть более суток.  Потому воду, которая не успевает хорошо отстояться,  и подвергают снижению мутности с помощью добавления коагулянта.

Начальник производственно-технического отдела Махачкалаводоканал Рустам Раджабов утверждает, что из водохранилища вместимостью 450 тыс. кубов ежесуточно подается в краны жителей около 130 тыс. кубов. Вода после отстаивания, снижения мутности за счет добавления коагулянта и затем кварцевой очистки два раза в день подвергается взятию проб на мутность, наличие микроорганизмов и других примесей. И эти проводимые регулярно анализы проб воды, убежден специалист, гарантируют бактериологическую безопасность, а вот по поводу на глаз заметной на выходе из кранов мутности воды он рекомендует людям и самим как-то предохраняться за счет дополнительного отстоя, использования фильтров, кипячения. Объясняет же он подобную мутность воды на выходе из кранов неблагополучным состоянием трубопроводной системы.

Начальник отдела надзора за коммунальными объектами Росприроднадзора Мирзебутай Абасов считает, что на объекте ООО «Коммунсервис» по сравнению с другими водными объектами республики имеется, какая ни есть, очистка, а также регулярно к ним от этого предприятия поступают результаты проб воды. И они всегда на страже, готовы принять меры по штрафованию виновников, как только по итогам этих анализов обнаружится несоответствие предъявляемым требованиям. Еще он добавил, что на очистных от ООО «Коммунсервис» в прошлом году сменили половина фильтров, ныне ожидается обновление остальных.

В целом, согласитесь, вырисовывается, мягко говоря, не самая благополучная картина, когда, во-первых, сложно ожидать состояние уверенности, что пьешь чистую воду, а во-вторых, судя по информации из прессы, из бесед с чиновниками и общественными активистами, пока не видно ни со стороны власти, ни от самих граждан целенаправленной работы по организации дополнительных запасов питьевой воды на время, пока не придем к отказу от воды их КОРа.

Вода безопасна, но сразу из крана пить не рекомендуется

Из прессы узнаем, что генеральный директор ОАО «Махачкалаводоканал» Тимур Магомедов тоже подтверждает, что в основном жалобы на мутность поступают от жителей Ленинского района столицы. Он признает и то, что вода из КОРа в последнее время идет более мутная, чем обычно, и связывает это с последствиями дождей. Это обстоятельство, как утверждает гендиректор, подтвердили и лабораторные исследования. Что же касается всех других показателей состава воды, они в пределах нормы, и, по мнению гендиректора, «эта вода остается безопасной для потребителей».

По поводу модернизации очистных сооружений Тимур Магомедов тоже ссылается на то, что меняли фильтрационное оборудование, а также отмечает, что чистка воды ныне идет с использованием кварцевого песка 4 фракций. Этот песок, как он поясняет, обладает хорошими бактерицидными свойствами и прекрасно очищает воду. А еще на очистных заменили насосы, запорное оборудование. И ремонтные работы по смене оборудования, как предупреждает гендиректор ОАО «Махачкалаводоканал», будут продолжаться. По поводу же замены сетей, как он утверждает, ситуация сложная, из имеющихся вместе с пригородными поселками около 1000 км труб заменить в год удается где-то 10 км. И, как особо акцентируется, эти и другие ремонтные работы, осложнены потребительскими неплатежами.

Роспотребнадзор, в свою очередь, из-за заметного ухудшения качества воды обратился через прессу к жителям Махачкалы и прилегающих поселков с рекомендациями отстаивать и кипятить воду перед использованием, а для питья и приготовления пищи употреблять бутилированную. Надзорное ведомство, детализируя свои рекомендации, призывает: «использовать для купания детей возрастом до 3-х лет отстоянную не менее суток и кипячёную воду; обеспечить строгий контроль соблюдения детьми правил личной гигиены, в том числе питьевого режима; водопроводную воду перед употреблением отстаивать в чистых ёмкостях не менее суток и кипятить».

Проверка в марте этого года от Роспотребнадзора совместно с главным государственным санитарным врачом по Республике Дагестан Николаем Павловым показала «неспособность систем водоподготовки очистить воду до требований гигиенических нормативов, создавая очаги инфекционных болезней». Причиной этой проблемы в целом, а также частых аварий и утечек ответственные за это органы называют отсутствие полноценной канализационной инфраструктуры, она изношена на 75%.

Чтобы устранить риск возникновения вспышек инфекционных заболеваний Роспотребнадзор предписал «до 25 марта 2021 года очистить территории городов и сел от несоответствующих нормам мусороконтейнерных площадок, продезинфицировать русла дренажных отводящих каналов, канав и траншей». А весной этого года муниципальные органы должны были «разработать программы лабораторного контроля качества воды, а также модернизировать систему доочистки и обеззараживания».

Эти меры, разумеется,  наиболее актуальны для тех,  у кого вода в кранах течет из водохранилища от КОРа, построенного, кстати,  в 1923 году для орошения земель и затем росчерком пера отнесенного к особо охраняемому водоему 1 категории, хотя, по оценкам специалистов в прессе,  объект этот не имеет полноценной санитарной зоны и туда на протяжении многих населенных пунктов стекается всевозможная грязь вплоть до канализационных стоков.

И пить боязно, и отказаться сложно

О санитарном состоянии КОРа и об ответственных за это читаем в Дагправде в интервью с начальником отдела надзора за коммунальными объектами Управления Роспотребнадзора по РД Мирзебутаем Абасовым. Отмечая, что вода из КОРа установленным требованиям не соответствует, чиновник указывает, что по закону «О водоснабжении и водоотведении» организация снабжения населения водой относится к полномочиям администрации города.

Контрольные функции возлагаются на балансодержателя КОРа ФГБУ «Минмелиоводхоз РД», который располагает необходимым штатом обходчиков, обязанных осуществлять охрану водного объекта, выявлять факты загрязнения русла и прилегающей территории, факты незаконного возведения в зоне канала каких-либо объектов.

Контроль за соблюдением надлежащего режима эксплуатации канала также обязаны осуществлять Министерство природных ресурсов и экологии РД и Управление Росприроднадзора по РД.

Что касается более конкретной работы, от начальника отдела Росприроднадзора узнаем, что по фактам выявленных нарушений санитарного законодательства работники Росприроднадзора в рамках установленных законом полномочий применяют меры штрафования и выносят предписания о ликвидации причин нарушения. При этом надо отметить сожаления Мирзабута Абасова, что их действия не всегда встречают поддержку со стороны судебных и правоохранительных органов.

Вот такая установилась ситуация с КОРом, когда при стольких ответственных службах и ведомствах жители большей части столичного города пьют из этого канала сомнительного качества воду. И показательно, что и  рядовые граждане, и  чиновники  по поводу  невозможности   отказаться от этой   воды ссылаются на частный характер водохранилища, которое эксплуатирует ООО «Коммунсервис».

И подавать в краны небезопасно, и отказаться   никак невозможно

И в этих условиях особенно отрадно, что власти, как опять же узнаем из прессы, нашли решение проблемы с питьевой водой в Махачкале. Речь о разрабатываемой в правительстве республики проекте прокладки водовода через село Агачаул до Хушетского водохранилища, которое позволит, как формулируется, «не по отрытому для нечистот каналу, а по трубам из гор обеспечить всех махачкалинцев чистой водой».

Но дело опять же упирается в то, что людям требуется пить воду сейчас и каждый день, а водовод построят далеко не завтра. Судить о возможных перспективах не пить воду из КОРа нам позволяет то, что говорит в газете «Новое дело»  о проблеме питьевой воды в нашей столице  журналист  Андрей Меламедов. Пытаясь ответить на вопрос, почему КОР не решит проблему с питьевой водой, он, похоже, сумел укрепить в нас чувство обреченности еще долго пить воду именно из КОРа.

Прежде всего отметим то, как автор разъяснил причину нескольких недавних безводных дней в Махачкале.  Дело в том, что у Миатлинского водовода в районе селения Гельбах имеется единственное слабое место, и там то и дело происходит разрыв толстостенной металлической трубы диаметром 1400 мм, по которой миатлинская вода подается в Махачкалу. Автор указывает на то, что эта массивная труба проходит над оврагом, дно которого, как обозначается, — «нестабильные вязкие глины». И при просадке хоты бы пары из    опор, на которых лежит труба, она сильно провисает и рвется, что, кстати, случилось при недавних обильных снегопадах и привело к тем безводным дням для более 30 тысяч жителей столицы.

По мнению Меламедова, власть никак не хочет укрепить это единственное уязвимое место Миатлинского водовода.  Отсюда и скепсис по поводу того, что удастся решить проблему питьевой воды из КОРа, ведь здесь такого уровня мерой, как установка опор, никак не обойтись, требуется новый источник питьевой воды с отказом от изначально грязной и агрессивной воды из КОРа.

Последняя авария после схода селевых потоков в районе селения Бавтугай,  тоже на несколько дней лишившая воды почти полгорода, снова актуализировала ситуацию, в которой находятся не только жители города, но и чиновники: и подавать для питья воду из КОРа небезопасно, и отказаться от этой воды пока никак невозможно. И при этом, согласитесь, действенным будет не только увидеть, но и оценить причины того, почему так долго рискуем пить воду из КОРа. Если точнее, принятию правильного решения в этой патовой ситуации и гражданам, и особенно чиновникам может помочь признание того, какая из препятствующих причин является определяющей: нехватка средств и сложность технического исполнения этой задачи или ссылка на частный характер водохранилища и намеки на наличие влиятельного лобби этого доходного бизнеса.

Отсутствие действий по пониманию

Для полноты картины важно напомнить, что вопрос о необходимости построить третью нитку Миатлинского водовода поднимали еще с 90-х годов, процесс с помпой  начали после 15 летней раскачки, но вскоре прикрыли из-за того, что нашли более доходное решение этой проблемы, когда можно почти дармовую поливную воду из КОРа, слегка очистив, подавать в краны жителей с маржой, уровень которой, как обозначил журналист Меламедов,  выше, чем при торговле наркотой.

С такими перспективами заработавшее в 2008 году Хушетское водохранилище,  закрыв растущую проблему нехватки питьевой воды в городе,  нейтрализовало  работу третьей нитки миатлинского водовода, на завершение которой до 2014 года было потрачено   3.55 млрда рублей, и положило начало многолетнему питию из поливного КОРа.

Ныне до наиболее активной части населения постепенно доходит не только понимание того, что с риском для их здоровья активно  подается вода из КОРа, которая на протяжении многих километров подпитывается агрессивными грунтовыми водами и канализационными стоками.  Многие люди осознают и то, что этот процесс так долго длится из-за того, что на этом зарабатывают, по сути, пропорционально тому, сколько ила удается отделить из той массы жидкости, которая прибывает в эксплуатируемое ООО «Коммунсервис» водохранилище.

Но это понимание выглядит, как кукиш в кармане, с учетом, что пока не чувствуется ни со стороны рядовых граждан, ни со стороны чиновников осознание необходимости срочно, примерно такими же темпами, как прокладывали КОР, провести водовод, не связанный с КОРом.

Остается надеяться, что люди придут и к осознанию чрезвычайной ущербности такого долготерпения, к пониманию необходимости  публично  оценивать действия чиновников, высказывать свои рекомендации, делать это устно и с помощью письменных заявлений, чтоб  хотя бы так   влиять на принимаемые властью  решения.

Особенно актуальна подобная позиция активного влияния, когда речь не идет об оценке бездействия со стороны власти. И ранее были, и теперь  имеются  действия чиновников по обеспечением жителей города питьевой водой,   нуждающиеся в оценке и влиянии.

К примеру,  правительством много чего сделано для использования с этой целью третьей нитки Миатлинского водовода. Во всяком случае, эта нитка давно доведена до Тарнаирских очистных сооружений. И остается или усилить очистные сооружения до возможности принятия необходимого для всего города объема воды, или провести в сторону Ленинского района отдельную трубу. И факт, что этот вопрос пока на практике не реализован.

Более того, и по поводу прокладки отдельной ветки для водопроводной сети Ленинского района тоже и ранее строились, и ныне предлагаются различные варианты. Но проблема, по всей видимости, упирается именно в то, что практически отсутствует общественное влияние на то, что, так или иначе, предпринимают властные органы.

И в итоге, как наглядно показывает в своем материале Андрей Меламедов, случается, что ответственные за это   властные органы переходят от рассмотрения одного неэффективного и многозатратного проекта к другому, который тоже содержит показные и нереализуемые составляющие.

Неужели все дороги ведут в КОР?

Наиболее показательным выглядит просьба к сенаторам о выделении денег для того, чтобы загнать проходящую по всему городу поливной канал в «трубы большого диаметра». И это с целью подачи в краны жителей города более чистой воды из КОРа. Само возникновение такого затратного и нелепого проекта много говорит о мотивационной сущности нынешней власти. Выходит, совсем нет в устремлениях чиновников желания обеспечить население той чистой водой, которая идет с гор, а не из поливного КОРа. Не просматривается и возможная мотивация выбора проекта водовода из соображений экономии средств. Похоже, что проект трубного окольцования КОРа направлен на то, чтобы очень дорогой ценой сохранить гипердоходный бизнес продажи воды из КОРа.

Что касается прорабатываемого ныне правительством республики проекта  снабжения Ленинского района столицы водой не из КОРа, хочется верить, что на этот раз его удастся реализовать.

Правда, и на этот счет сомнения остаются, если исходит из представленной тем же Меламедовым истории вопроса прокладки водопроводов в сторону  Ленинского района и Каспийска. Один такой водовод, как узнаем,  уже действовал до запуска бизнеспроекта по эксплуатации  КОРа,  и  по нему от Махачкалинских очистных сооружений по трубе диаметром 1500 мм через район Школы механизации и Редукторного поселка вода доходила до Каспийска. Но затем с учетом неожиданно возникшего нового статуса КОРа этот водовод в Редукторном поселке со  стороны Каспийска заглушили и повернули к потребностям  центра столицы.

Информацию об ущемление интересов Каспийска, по всей видимости, довели до федерального центра, и во времена Абдулатипова случилась история  со врезкой в известную миатлинскую третью нитку 800 мм-вой трубы, по которой через Агачаул планировалось довести воду не только в Ленинский район и Каспийск, но и в Избербаш. План до сир пор не реализован, и показательно то, что исполнение проекта было заранее обречено на неудачу, так как просто не рассчитали необходимый диаметр трубы, врезались трубой одного диаметра, далее на каком-то отрезке диаметр   уменьшился втрое.  И при этом сложно наверняка предположить причину такой грубой ошибки, то ли это, как недоразумение, отнести к халатности исполнителей, то ли увидеть в этом некую продуманность решить с подачи федералов проблему Каспийска, не мешая при этом бизнеспроекту с денежным потоком из КОРа.

И все же ныне мы имеем 300 мм трубу, которая дошла до Агачаула,  а также  разрабатываемый в правительстве республики проект доведения  этого водовода до Хушетского водохранилища. Какой же на этот раз может случиться подвох для потребителей воды из КОРа?

Неужели могут повторить то, что уже практикуется в столице, смешивая миатлинскую воду с водой из вузовского озера? Или подвергнут Хушетское водохранилище коренной реконструкции, отведя от него русло КОРа, неужели  очистят дно этого почти до краев заиленного водоема и даже построят рядом давно планируемое дополнительное водохранилище?  Исходя из истории вопроса, было бы правильным, если бы власть более подробно обозначила основные составляющие   реализации этого проекта по обеспечению жителей Ленинского района питьевой водой.

Особенно актуально это сделать потому, что в связи с теми многолетними проблемами с запуском Тарнаирских очистных сооружений, а также с учетом тех срывов нерадивых проектов водоводов  у населения значительно снижены надежды, что в обозримом будущем они  избавятся от необходимости пить воду из КОРа. Уже мало кто верить в то, что только ООО «Коммунсервис» и те, кто рядом, кормятся из этого водохранилища. Ведь при любом раскладе властных органов действия вокруг попыток отказа от питьевой воды из КОРа сводятся к одному: снова не удалось, придется довольствоваться тем, что дает ООО «Коммунссервис».

Каковы резервы питьевой воды?

Куда ни крути, ныне для жителей Ленинского и части Советского районов столицы назревает необходимость до запуска   другого не из КОРа исходящего водовода, подумать и о дополнительной очистке текущей в их кранах воды, и об организации запасов питьевой воды из других источников.

По всей видимости, власть ничего в этом плане предпринимать не будет, их позиция примерно такова: вода по кранам течет, анализы воды нормальные, уйма людей в республике пьют воду без всякой специальной очистки, а для вас, жителей Ленинского района из КОРа поступает вода, прошедшая три ступени очистки.

Отсюда особенно очевидна необходимость запасать питьевую воду и сообща, и каждому в отдельности. Но при этом надо признать, что реализовать это очень даже не просто. И дорого, и хлопотно, и главное – совместные усилия граждан в этом плане законодательством воспринимаются в штыки. Попробуй поставить бочку в общественном месте для запаса воды, тут же могут последовать претензии по поводу специального назначения или должной обработки этого водного резервуара. Далее потребуют ликвидировать доступ к этому объекту класса А, а также обеспечить его охраняемость и поступление в него   гарантированно качественной воды.

Конечно, что-то из этого можно обеспечить, хотя даже обеспечение резервуара чистой водой видится в имеющихся условиях проблематичным.  К примеру, неминуемо возникает даже такой вопрос, сумеет ли водовоз для набора найти в городе воду не из КОРа?

Интерес в этом плане представляет информация из газеты «Молодежь Дагестана» о реальном состоянии воды из КОРа и о возможности его (воду) очистить.

По результатам анализов, полученных в 2018 году из независимой лаборатории, газета обозначает, что общее микробное число воды в КОРе и  уровень в ней  кишечных бактерий  превышен в несколько раз, а число фекальных бактерий в 43 раза больше допустимой нормы.

В публикации приводятся возможности очистки даже такого состава воды до параметров столовой воды высшей категории. И делается это с помощью неких водоматов, которые изготовила команда наших земляков во главе с Хасаем Юсупановым  и Магомедом Штанчаевым, основавших проект «Свежая ввода»

Что же такое водомат и за что платят пользователи?  Речь идет о простой технологии получения чистой питьевой воды. После того, как в этом устройстве вода проходит через 10 фильтров, в ней очищаются и убиваются все микробы, она становится абсолютно стерильной, без никаких примесей

Это, конечно, любопытно, но для нас в нынешних условиях интерес представляет то, что задолго до конструирования водоматов Магомед и Хасай   создавали умную емкость – интеллектуальное резервирование воды.

Важно отметить, что при хранении в обычных емкостях без циркуляции вода портится.  При интеллектуальном же резервировании, как объясняет Хасай,  автоматика регулирует весь процесс: обновляет воду, осуществляет включение резерва, когда вода пропадает в магистрали, и всегда знает, сколько поступило воды, сколько она хранится в емкости. Известно, что эти умные емкости находят все большее распространение у потребителей.

Если вернуться к водоматам, аппаратам по фильтрации и продаже питьевой воды, то особую ценность они обретают в городских условиях, их  устанавливают  прямо у подъезда «многоэтажки» и соединяют с водной магистралью дома. И, как утверждается, в любое время вы можете спуститься и набрать воду, «близкую к премиальной и в разы дешевле бутилированной аналогичного качества». Думаю, ныне многие воспользуются подобными возможностями.

Надо еще отметить, что эти изобретатели развивают возможности своих аппаратов, к примеру, встроив в него программу по контролю за процессом фильтрации и анализом качества воды, до и после очистки, что, кстати,  позволяет  системе задавать необходимую минерализацию воды.

Помимо водоматов, есть еще аппараты по очистке воды, которые живут в многоквартирных домах, в заведениях общепита и офисах. Это все работает по аналогии с Интернетом: трубочка с чистой фильтрованной водой будет заходить в дом, и жители смогут покупать питьевую воду прямо из крана.

Воду мы уже давно покупаем, а в данном случае имеем дело с простым и качественным решением.  Вода прямо из водопровода попадает в систему фильтрации и из системы – потребителю, заметно снижая свою стоимость.

И все же это для многих граждан дорогое удовольствие, хотя и видится каким-то выходом из ситуации, если решить не пить воду из КОРа.

При встрече с одним из основателей проекта «Свежая вода» и компании «Домалогика» Магомедом Штанчаевым наиболее приемлемым к рассмотрению из имеющейся практики автоматизации водоочистки и водоотведения видится проект построения водозаборного узла (ВЗУ).

Удовольствие, конечно, недешевое, но специалистам в этой области  в сложившейся ситуации и с учетом возможностей федерального проекта «Чистая вода»  стоило бы изучить и этот вариант обеспечения питьевой водой  жителей Ленинского района. Ведь установленный за счет государства  в районе Нового Хушета такой водозаборный узел с мощными очистными устройствами  позволит, как и рекомендуется ныне,  доочищать  воду, поступающую в краны   из КОРового водохранилища от ООО «Коммунсервис». Это то, что при желании можно сделать в более короткие сроки, до построения водовода, идущего через Агачаул. А затем о том, как и какую воду поставлять жителям для питья, пусть, к примеру,  договариваются государство и ООО «Коммунсервис» на уровне частно-государственного партнерства. А жителям какая разница от кого получать питьевую воду, лишь бы она соответствовала законно установленному тарифу и ее чистота контролировалась соответствующими госслужбами и общественными органами.

Разумеется, при этом важно, какую воду будут очищать на условиях такого партнерства: миатлинскую или из КОРа.  И с учетом истории этого вопроса, есть основания ожидать, что нам  будут подавать ее в смешанном виде и без особого участия государства. И большой вопрос, сумеют ли жители на этот процесс как-то повлиять.

Ныне в том, как используется вода из КОРа, на самом деле, видится  проявление некого проклятия из советского времени.  Ведь строили канал на коллективном энтузиазме для орошения земли, а ныне имеем дело с тем, что кучка людей зарабатывают на подаче для питья этой не совсем чистой воды. А проклятие срабатывает на том, что столько лет молча пьем подобного качества воду. Точнее, следы этого проклятия  видны на уровне нашей гражданственности, которая и проявляется отчетливо в том, что население целого города на протяжении двух десятилетий без действенных претензий, как питьевую, употребляет воду из поливного КОРа, состояние которой, проходя мимо его русла, непременно вызывает у каждого из нас чувство брезгливости.

Как известно, уровень демократии в обществе связывают с объемом свободно, без драконовских препон и технологически продвито потребляемой воды. Но, видимо, это больше касается древних цивилизаций, так как в наши дни технологические достижения вот так оккупируются драконовски настроенными чиновниками для того, чтобы подобным образом навязывать людям услуги по их насущным потребностям. И соответственно уровень складывающихся общественных взаимоотношений уносит нас куда-то чуть ли не в средние века с их грязными вонючими улицами и опасностью различных эпидемий. Ведь не так далеко от этого отстоит то, что по ржавым трубам в краны тысяч людей десятилетиями настойчиво из почти канализационного КОРа подается вода для питья после ее не самой тщательной очистки?

Обнадеживает же вполне возможное допущение, что ныне все-таки в человеке  с учетом  информационных технологий и уровня коммуникации более тонкая грань между рабом и гражданином. И очень хочется верить, что  для балансирования между этими сущностями,  у современного человека   достаточно внутренних резервов, надо только их использовать, на них опираться, а для влияния на нынешнюю конкретную ситуацию всего-то необходимо настойчиво рекомендовать чиновникам использовать вполне доступные возможности отказа  от питьевой воды из КОРа.

Шарапудин Магомедов