Обновление власти и укрупнение кавказских республик

Все по плану? Прошедший недавно 10 съезд чеченцев Дагестана и высказанное на нем пожелание воссоздать Ауховский район породило самые невероятные слухи и домыслы, вплоть до рассылки странного сообщения через социальную сеть WhatsApp о якобы объединении Дагестана, Чечни и Ингушетии.

Действительно, начиная с конца 90-х годов было серьезное опасение, что сепаратистские тенденции возобладают, и для решения этой проблемы, как один из возможных вариантов, предлагалось укрупнить субъекты Российской Федерации.

Соглашения между регионами о границах утверждает Совет Федерации, который весной этого года озадачился изданием федерального закона о региональных границах. На сегодня в России полностью определены границы только девяти субъектов – Москвы, Амурской, Астраханской и Владимирской областей, республик Калмыкии, Бурятии, Якутии, а также ХМАО – Югры и Ямало-Ненецкого автономного округа.

Надо отметить, что Владимир Путин в первые два срока своего президентства проводил последовательную кампанию по изменению административно-территориальных границ регионов России.

Так, начиная с 2003 года, произошли объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа; в 2004 году Красноярского края и входящих в его состав Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов; в 2005 году Камчатской области и Корякского автономного округа; 2006 году Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, а в 2007 проведены референдумы Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа об объединении регионов и образовании нового региона — Забайкальского края.

В итоге, после преобразований, Россия имеет сегодня 85 регионов, что все ещё очень много. Напомним, что до 2003 года Россия состояла из 89 регионов, что само по себе является нонсенсом.

Так, например, в остальных федеративных государствах мира, которых более 20, число субъектов значительно меньше. Так, Индия состоит из 25 штатов, Германия – 16 земель, Австрия – 9 земель, Канада – 10 провинций и 2 территорий, США – 50 штатов, Бразилия – 26 штатов и т. д.

Далее, после сложного процесса воссоединение Крыма с Россией в 2014 году несколько отодвинуло по времени начатые преобразования с регионами, но уже после выборов президента страны Путин вновь продолжил эту линию и уже осенью нынешнего года действующий губернатор Сахалина Олег Кожемяко стал временно исполняющим обязанности главы Приморского края. Ряд экспертов полагают, что вопрос объединения этих регионов практически решен.

Что касается Республики Дагестан, то еще 31 марта 1992 г. Председатель Верховного Совета Дагестана М-А.М. Магомедов подписал Федеративный Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти республик в составе Российской Федерации. По этому Договору большая часть полномочий по ст. 1 Федеративного Договора (предметы ведения федеральных органов государственной власти Российской Федерации) и ст. 2 (предметы совместного ведения федеральных органов и органов государственной власти республик), закреплены в основном за Федеральным Центром.

Несмотря на этот документ, республики Российской Федерации, в том числе Дагестан, оказались в крайне противоречивых правовых отношениях с Центром. С одной стороны, республики являются полноправными субъектами Федерации, а с другой — «суверенными государствами» в составе РФ, которые могут определять свои границы с сопредельными регионами. Официально заявляется, что передел границ «будет способствовать эффективному управлению земельными ресурсами и объектами недвижимости, планированию доходов бюджетов всех уровней, а также стимулировать инвестиционные процессы в регионах».

По мнению кандидата политических наук Ивана Валюшко, необходимо принимать во внимание при построении новой «сетки» территориальных образований, – максимальное приближение административных районов к экономическим.

Однако ряд экспертов полагают, что экономическая причина в этом вопросе вторична. Идет постепенная замена управленцев и глав регионов, работающих по, условно выражаясь, «старым правилам», выработанным в 90-х годах, когда система откатов и торга с Центром была нормой взаимного сосуществования. При этом реально повлиять на экономическую ситуацию в регионах было практически невозможно, если только не через местные элиты. Такая ситуация была в принципе по всей стране.

Осмелюсь предположить, что реформируя, укрупняя и создавая регионы, как например, намерение воссоздать Терскую область, упомянутые схемы просто окажутся не у дел, а с ними и те ключевые фигуры, которые пока что удерживают современную социально-экономическую модель государства. В этой связи выступление депутата Государственной думы РФ Бувайсара Сайтиева на 10 съезде чеченцев Дагестана по поводу создания моноэтнического Ауховского района в какой-то мере дискредитирует идею по собственно реформированию регионов в принципе, безотносительно того, что это касается Северного Кавказа или любого другого региона России.

Прибавило градус абсурдности реформ и кем-то сброшенное в Сети сообщение о слиянии республик. А значит останутся на своих местах и прежние взаимоотношения регионов с центром.

Почему же необходима такая реформация? По мнению политолога Валерия Соловья, мы стоим на пороге «длинного» и постепенно развивающегося политического кризиса. Он склонен полагать, что осень 2019 года может стать весьма тревожной.

Угрозу системного кризиса видит и политолог А. Кынев, который отмечает, что в России довольно плохо анализируют последствия принимаемых решений, предпочитая чисто политтехнологические меры по принципу «здесь и сейчас».

Таким образом, чтобы ликвидировать в недалеком будущем взрывоопасную ситуацию с границами между регионами, особенно на Северном Кавказе, необходимо решить эти проблемы до пика надвигающегося кризиса.

Есть еще одно подозрение. Внезапно поднятая тема по вопросу Ауховского района в период кардинальной чистки рядов в верхних эшелонах власти, а теперь уже и в муниципальных образованиях, наводит на мысль об искусственности такого решения, дабы отвлечь республиканские власти от основной задачи по борьбе с коррупцией, налаживанию экономической и социальной жизни региона.

Руслан Луговой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.