Об элите, задавленной голосованием

Геннадий Гудков накануне недавних выборов  , говоря на «Эхо Москвы» (https://echo.msk.ru/blog/gudkov/2482143-echo/)  о Памфиловой,    указал на то, что каждый, кто попал в систему и активно  лоялен   нынешнему драконовскому режиму, непременно начинает покрываться «чешуей»  из незаконных действий.  И главное — он  заявил, что ни один оппонент режима никуда не пройдет, пока врата в выборную власть   охраняет  уже основательно  успевшая одракониться  Памфилова.

Думаю,  в лице Памфиловой мы имеем лишь одного из  стражников,  охраняющих возможности успешной  имитации легитимности правления ныне  по праву драконствующего Владимира Путина.

Там же  на «Эхо Москвы» Григорий Явлинский довольно пафосно заявил, что «главной политической проблемой в стране является даже не уровень и качество демократии или защиты прав и свобод граждан, как это принято считать, а ничем не ограниченная и повсеместная ложь на уровне государственной политики». И главной угрозой системе Путина он назвал правду, которая, надо полагать, нам даст свободу и другие прелести нормального общества.

Надо согласиться, уровень демократии  вовсе не имеет определяющей роли в  проблемах политической жизни нашей страны. Во-первых,      институты демократии у нас всегда были в подвешенном состоянии,    их функции целенаправленно в угоду власти то и дело, чуточку подрезая, профанировались, а какие-то элементы этих  институтов   и вовсе ликвидировались,  обрекая тем самим выхолощенные институты на открытую имитацию демократических процедур защиты права и реализации конституционных свобод.  Во-вторых же, сама возможность власти, активно декларирующей приверженность к демократическим ценностям,  осуществлять подобное насилие над обществом ставят под сомнение  эффективность и общественную полезность принципов формирования и работы  этих институтов власти.

Прежде всего,  речь идет об институте выборности,   всеобщего голосования и соответственно – о  принципе передачи избранным таким образом чиновникам полномочий решать важнейшие вопросы от имени сотен и тысяч граждан. Во-первых,  и это главное — очевидно, что, передав полномочия от их имени принимать решения граждане ставят чиновника перед непреодолимым соблазном  злоупотребить ими. Отсюда и ситуация, когда повсюду в стране вор на воре сидит.  Во-вторых, и это тоже очень важно – мало того,  что далеко не все граждане принимают участие в голосовании, а  избранный чиновник по разным причинам обречен   все более отдаляться от проблем той территории, граждане которой за него проголосовали, здесь на передний край выходит тот же непреодолимый в таких условиях соблазн  незаконно вмешаться  в процесс проведения этих выборных компаний. А из этой отрицательной сущности определения элиты закономерно и неминуемо  вытекает  обязательная  итоговая профанация всего этого процесса.  Подтверждением тому всеобщая убежденность граждан, к примеру, в том, что важно не как проголосуют, а как подсчитают.

Поэтому очень интересно, в чем заключается  правда от Явлинского? Неужели только в том, чтобы уличить этот режим в лживости. Да сколько же правды  и упреков на этот  режим льется из интернета? И что имеем в итоге – собака лает – караван идет и ничего с этим не могут поделать.

Может пора,  освободившись  от многих сложившихся стереотипов, в корне   пересмотреть сам процесс формирования элиты с тем, чтобы  ее представители были носителями не полномочий, а принятых на местах решений  трудовых и территориальных коллективов. И это в итоге для того, чтобы на принятие судьбоносных решений влияли не ангажированные позиции  депутатствующих субъектов, а коллективные решения граждан на местах, принятых не путем голосования, который ныне в наш информационный век  называют чуть ли не допотопным, а  с помощью специальных согласительных процедур.

Видимо, чтобы реализовывать подобного уровня новшества,  необходимо придерживаться одного непременного условия —   прийти к сменяемости власти без революционных катаклизмов. Это с учетом того  консервативного курса действующей  вертикально устроенной власти, которая даже мирные пикеты и митинги  столь жестко пресекает, как это было сделано недавно в Москве.   А вот тут для достижения всего этого  не обойтись без огромного числа свободных людей, которые умеют и могут принимать самостоятельные решения. И это, с одной стороны,  долгий путь консолидации граждан  через  опыт работы в различных коллективах, ориентированных организовать работу и вести свою жизнедеятельность на принципах  самоуправления. А с другой стороны, надо, разумеется,   доходчиво доводить до существующей власти свое протестное несогласие терпеть  столь чудовищное расслоение общества на нищих и чиновников-олигархов.

И, конечно, пред каждым неравнодушным гражданином встают вопросы о том, как именно выражать протесты и каким образом обретать навыки реального самоуправления?

В связи с этим  напомню, как  на Эхо Москвы депутат Заксобрания Санкт-Петербурга (фракция «Яблоко»)  Борис Вишневский    делает акцент на том, что требование честных выборов мирным пикетированием нынешней властью объявлено преступным и в этом он видит продолжение войны, объявленной ею гражданскому обществу.

При этом у депутата «ничего, кроме брезгливости,  не вызывает на этом фоне призывы не участвовать в фейковых выборах», которые якобы ничего не решают, а лишь позволяют легитимизировать режим. И еще он, по сути, считает, что несменяемая власть не на шутку занервничала и бросила на мирные пикеты все силы от  армии прокуроров, полицейских до уймы истеричных  пропагандистов и лакействующих деятелей культуры. Подтверждение  этих почти  панических действий депутат видит и в возникшем в голове одного из думских депутатов предложении об увеличение для участников протестных  акций штрафов до миллиона рублей, а сроков пребывания в кутузке — с трех часов до трех суток.

Надо полагать,   стратегия оппозиционного  депутата  примерно такова:  раз у власти  обнаруживается  серьезный мандраж даже от таких мирных митингов, то надо  ее жесткую реакцию на подобные протесты  воспринимать, как вызов, и продолжать с  помощью митингов добываться участия, а затем со временем  и победы оппозиционных сил на выборах.

Александр Невзоров на том «Эхе Москвы» , комментируя ситуацию с выборами  учинил разгром самому  Навальному, который, по его мнению,  «слепой» и «неумен», предлагая тактику умного голосования по специальным спискам, «куда, исключая  единороссов, входят все кандидаты,  в том числе и те, которые малосимпатичны демократическому избирателю».

Уровень слепоты Навального для публициста в    его невозможности оценить, что и «ЛДПР и КПРФ – это те же самые яйца, только вид сбоку». Трагически неумным  великого энтузиаста-оппозиционера   Невзоров считает  потому, что тот «абсолютно не знает  политического ремесла, за которое взялся, не замечает очевидного, да еще выдумывает  конструкции, никак не связанные с жизнью».

Из претензий и упреков к Навальному невольно вырисовывается  позиция самого Невзорова. В частности, он видит очень мало смысла в поддержке  Навальным   марионеточных партий, так как это  не понравится многим демократам, что заметно  может повлиять  на снижение его рейтинга.

То есть,  и Невзоров —  этот гигант неожиданных и нелицеприятных вспрысков в медиапространство – тоже никак не может выйти из этой парадигмы смены власти голосованием, хотя много лет наблюдает, как этот способ смены власти порочен хотя бы потому, что действующая власть каждый раз  легко  и незаконно подминает под себя весь этот   выборный процесс.

Политический обозреватель Кирилл Рогов считает,  что важнее умного голосования, предложенного Навальным, та  развилка  между  репрессивным   наведением властью нового порядка несвободы и неприятием  всего этого «гражданским обществом.  Именно потому ему предпочтительной видится предложенная Ходорковским  схема: поддерживать только тех кандидатов,  которые так или иначе высказались против насилия и репрессий».

И этот  метр оппозиционной мысли тоже пока барахтается в тех же рамках демократических ценностей, уповает на то, что когда-нибудь удастся с помощью митинговой или иной пропаганды победить на выборах   такую гиперавторитарную спецвертикаль  власти, свирепствующую по любому мало-мальскому поводу, угрожающему ее устойчивости.

Кстати, при этом важно отметить, что Кирилл Рогов, говоря о предвыборных митингах,    приводит последние социологические данные, которые показывают, что полицейское насилие в Москве вызывает отторжение у половины жителей города и что  это может быть  точкой вполне широкой консолидации.

И вот выборы состоялись. Тот же Гудков констатирует победу повсюду действующей власти, сохранение ими за собой всех важных и ключевых постов. Гудков также указывает на то, что по-прежнему сохранились и были пущены в ход масштабные фальсификации, вбросы, подкуп избирателей и наблюдателей, карусели и т. д. Памфилову он вообще назвал атаманшей большой банды пособников, которые умело имитируют свою порядочность. И главное Гудков признает, что в стране выборов, как не было, так и нет и что народ, не смотря на какие-то локальные успехи,    опять просто развели. При этом важно, что большинство граждан пока не приходят на выборы и остаются пока зрителями этого, казалось бы, судьбоносного процесса. И политик предрекает дальнейшую      диктатуризацию   России, при которой ввиду кризиса и изоляции не видит надежд на перемены, пока не рванет  котел народного возмущения.

Вот если рванет, то мало, как известно, не покажется, достанется  всем от мала до велика, от либерала       до анархиста. Поэтому есть необходимость наладить систему выпускание  в таких взрывоопасных условиях пара с пользой для общественных интересов.

И для этого  не обязательно проявлять упорство в том, чтобы проводить неразрешенные мирные митинги в пику  властным репрессиям. Кстати, осознание этого, судя по публикациям в прессе, в обществе нарастает, то и дело звучит мнение, что протестовать и противостоят произволу власти необходимо более организованно и основательно.

К примеру, философ  Александр Рубцов в газете «Ведомости» указывает  «на типовую  схему симметричной эскалации: чем чаще и откровеннее    власть идет на проявления грубой воли, тем энергичнее и увереннее протест», который, по его мнению,  в силу амплитуды репрессий обретает новое качество.  Рубцов напоминает, что власть и раньше узурпировала права граждан в процессе проведения выборов, но происходило это больше в форме обмана и кражи – это все же был еще не удар в лицо, как это происходит ныне, когда тебя под разными надуманными предлогами лишают подписей, голосов, поддерживающих тебя граждан, да еще под ударами резиновой дубинки сажают в кутузку при протестном выражении несогласия с этим произволом.

Ныне власти, по мнению философа, крайне трудно будет выскочить из этой  колеи репрессий, на которую себя уже подсадила и тем обрекла идти по ней. А рост силовых маневров, надо согласится, неминуемо меняют настроение недовольных граждан и активнее мобилизуют протест, освобождая их от иллюзий, что с властью можно договорится. В результате, как с намеком допускает Рубцов, протест, помимо демонстраций, может обрести и другие формы, о которых говорит закон не позволяет.

Политолог, доктор исторических наук Валерий Соловьев тоже с намеками говорит о том, что политическая ситуация в России будет меняться. При чем это обстоятельство  вынесено им вот так в заголовок: «Очень быстро. Неожиданно для всех. Уже в следующем году. Возможно, даже в конце этого года». Соловьев предрекает чуть ли не хаос в стране, раскол элит, когда волнения будут расти,  а власти на местах на будут исполнять приказы из центра».

Обозреватель «Новой» Юлия Латынина то, что произошло на московских выборах, характеризует  тем, что авторитаризм в стране перестает быть электоральным и становится просто авторитаризмом, надо полагать, без всякого демократообразного  прикрытия его межвертикальных  интимных мест.

То есть, вещи более однозначно называются своими именами: налицо авторитаризм без всякой антуражной маски и перед нами также обнажается невозможность сменяемости власти с помощью выборов и  демонстраций с митингами. Что же делать, если революционный катаклизм несет в себе гораздо больше потрясений, чем режим, который разводит нищету, разбазаривая природные богатства страны  и не  желая тем самим  поднять  экономику выше ресурсной составляющей?

Об этом без всяких намеков высказываются анархо-коммунисты.

В связи с этим хочу отметить материал под заголовком «Мелки не мелки»   (Dmitry Chernyshev),  в котором автор  куражится, приводя разнообразные формы    проявления  протеста и  массу способов привлечения  для этого сторонников. При этом он считает митинг  очень предсказуемым  мероприятием, куда  собираются не сильно грамотные граждане послушать очень умных агитаторов. Для  разнообразия же предлагается использовать возможности интернета, называются флешмобы, карнавалы, парады гордости,  много еще приводится решений, к примеру,  как сделать посмешищем «героев»-омоновцев, закованных в латы и вооруженных дубинками и  электрошокерами, а также способов, как распространять листовки, вплоть до рисования мелками по асфальту.

И главное – по мнению автора, надо понять людей и  говорит о том, что нового можем им  предложить.  И вот как он это мотивирует:  «К этому дракону они как-то притерпелись, а вдруг новые будут хуже? Надо доказать, что новые будут лучше, умнее и честнее. Что у нового поколения есть планы реформ, разработанные серьезными экономистами, что с ними придет снижение налогов и уменьшение инфляции, что они закончат все войны в которых сегодня участвует Россия, увеличат зарплаты, сократят безумные штаты силовиков и госаппарата, сделают ипотеку доступной для граждан и т.д.».

Багомед Багомедов Сократ Софрониск  на странице группы в Фейсбуке  Будущее Дагестана — САМОуправление ВСЕГО населения вот так прокомментировал цитату из этой публикации про драконов:

«Да, новые драконы будут хуже, поскольку они будут не столь циничны и откровенны, а хитрее и изощреннее. Это будет рабство еще более мерзкое, поскольку оно станет не столь очевидным, а потому более безнадежным. Силу можно свергнуть, изощренную же ложь неолиберализма, прикрытую лохмотьями прав человека, труднее обнаружить и еще труднее ее показать другим, сделать очевидной неглубокому уму и толстокожему сердцу. Так же, как сейчас практически невозможно показать среднему уму всю мерзость и лицемерие хваленной демократии, поскольку уверенные (назомбированные) в своей правоте ее сторонники не желают вникать ни в какие аргументы и пояснения, ведь демократия для них — не осознанный рациональный выбор, а символ веры».  (https://www.facebook.com/photo.php?)

Еще в комментариях  к  тому же материалу Багомед Багомедов  отметил, что «автор репоста вместо серьезной борьбы с режимом под видом креатива предлагает играть в детские игры». И на самом деле во всех  его протестных фантазиях  речь, по сути,   о намерении настойчивыми и изощренными  уговорами и убеждениями добиться смены власти.

А в целом же для блогера по ником  Багомед Багомедов Сократ Софрониск идея противостояния режиму  в  том, что «борющийся с драконом, но не уничтожающий одновременно и драконство (господство, власть, выборы, политику) не может не стать драконом».

Он с печалью констатирует, что «одни уроды насилуют страну, но та не в состоянии сделать радикальные выводы, ведь другие внушили ей: «зато на Западе это работает». Речь, как догадались, о незыблемых для  почти всего мирового сообщества либеральных ценностях, которые, как выясняется, не столь пропитаны, как декларируется,  свободой и соответствием природе человека, а в  гораздо большей мере содержат элементы насилия над личностью в виде, к примеру, приоритета закона над правом,  а также  содержат элементы унижения человека человеком, которые, к примеру, ярко проявляются в работе института выборности власти.

Возвращаясь к высказываниям  о московских событиях  поистине элитных представителей журналистики,  в этом  ярко  проявляется их  вовлеченность в игру «выборы» с тем,  чтобы  так  виртуозно изгаляться    о всевозможных  стратегиях голосования,  коалиционных решениях. А также отсюда  вытекает  прозвучавший в интернете примерно такой  упрек: как же успешно тем самим они долго  имитируют борьбу с режимом?

Кстати, по его убеждению того  же Багомеда Багомедова, «революция неизбежна (поскольку распад режима неотвратим), но уменьшить  ее жертвы можно лишь затеяв заблаговременно всеобщую стачку».

А в лице, к примеру,  Навального, надо согласится с  мнением  этого блогера, на горизонте имеем  новоявленного Ельцина, «грабли те же , — политик идет к власти на негативе и отрицании, увиливая от четкого и ясного представления своих ценностей, кидаясь то к нацикам, то к либералам, то теперь к социалистам, — ради вершины власти подойдет все, ничем не брезгует. И что мы получим в итоге?».

Вот и подводите итоги довольно громкой  протестной компании, господа либералы и все остальные, кто делает ставку на умное голосование, на консолидацию против власти всех,  вплоть до уголовников и других фанатствующих элементов.

Шарапудин Магомедов