О язвах демократии с оглядкой на Запад

Известный эксперт-политолог Евгений  Сатановский в программе «Право знать» очень жестко и емко  обозначил демократию, как систему, «которая предполагает власть кучки мерзавцев над идиотами».  При этом он указал на непременное следствие демократического выбора правителя, когда один, стоящий у власти, набрав полные карманы, вовремя уходит и передает власть следующему.

Продолжая свою мысль, он поясняет, что ″демократия хороша для начальников — у человека никакой ответственности, но вся полнота власти″, и приводит в пример того, что сейчас происходит во Франции. И в других публикациях  Сатановский подвергает жесткой критике западный формат демократии, в частности  демократические режимы США и Великобритании, усомнившись в их гуманности и человечности.

Эксперт при этом напоминает, что, «несмотря на то, что США и Великобритания являются самыми старыми в мире демократиями, это не мешало им на протяжении большей части существования заниматься столь негуманными вещами, как торговля людьми и жестокая колонизация».

Огорчает очень то, что такой информированный и опытный политолог, хорошо осознавая суть ущербности демократических форм общественного устройства, так это красочно обозначая, вдруг начинает  упрекать западные демократии  в двойных стандартах, не только уходя тем самим от российской действительности, но и не делая акцента на том, что  сами  механизмы демократического формирования власти и принципы функционирования ее институтов основаны на манипуляции инстинктами электората и в конечной итоге пропитываются элементами мошенничества.

Нам бы разобраться в том, как в родной отчизне власть деформирует и без того сами по себе вредоносные механизмы выборности элиты и, имитируя  в итоге народовластие, правит страной авторитарно с  вытекающими из этого последствиями, которые ныне у всех на виду. Достаточно отметить невиданный уровень расслоения общества на сверхбогатых и нищих, к которому неуклонно ведет нас сырьевая экономика, повальное развитие коррупции  и затратные пиар-проекты, в том числе военные.

Другой автор Виктор Раскольников в своем материале «Есть ли за что критиковать демократию, либерализм, капитализм и вообще систему западных ценностей?» справедливо   приходит к выводу, что «без деятельной, острой критики они (эти ценности)  превращаются в нечто вполне людоедское и человеконенавистническое». Далее не то огорчает, что эти ценности и так по природе такого качества, а больше то, что и этот автор  уходит  в анализ  геополитики западных стран, которые ведут себя агрессивно, но в то же время не могут  решить  и ту же «проблему нищеты и голода, товары для западных потребителей делаются на азиатских заводах, где работают бедные рабочие, часто лишенные политических прав и свобод». И ни слова о том, что мы тоже  в своей стране декларируем эти ценности и что наша власть тоже не уступает в агрессивном поведении на мировой арене, а также далеко ушла в деле уничтожения рабочих мест.

Автор, видимо, занимается самоуспокоением, когда говорит, что «во всем мире растет имущественное неравенство, сжимается средний класс». А еще «либерализм как принцип государственной политики зачастую означает просто отказ от обязательств, связанных с образованием и здравоохранением». Огорчает опять же то, что автор эти безутешные аксиомы произносит, обращаясь куда-то на Запад, когда как именно наше государство, не  создав для этого  практически никаких  условий и ссылаясь туда же на  Запад, активно идет в сторону платности образовательных и медицинских услуг.

Допустим, автор наш подобную позицию занимает не от того, что стесняется обнажать родные убожества, а делает это, больше невольно руководствуясь другими державного происхождения  псевдопатриотическими соображениями.

Но дело в том, что подобный подход  будет все дальше уводить  автора от того, чтобы сказать что-то путное о  роли либеральных ценностей в развитии нашего общества. Вот он вроде поймал быка за рога, обозначив, что «либерализм как философия склонна абсолютизировать значение индивида» и что в связи с этим возникают вопросы, «как появляется индивид, где его границы, действительно ли он отдает себе отчет в своих интересах и так далее».

Вот здесь вроде логично,  обобщенно говоря о самой ценности абсолютизации  индивида, выделить, что ставка либералами делается на его инстинктивных побуждениях. К примеру, инстинктивно желание  человека иметь и отстаивать свою собственность. Если этот инстинкт закрепить законом, то имеем гремучую смесь собственнического интереса приватизировать все подряд и отстаивать все это любой ценой. Или  на выборах  либеральной властью эксплуатируется иждивенческий инстинкт обывателя  переложить ответственность на любого  другого.  И  итог здесь для обывателя всегда плачевный, он передает своему представителю полномочия, обязательное злоупотребление которыми непременно  ударит по нему всячески, и морально, и материально. Уж не будем сгущать краски той  установившейся узурпацией этого процесса нашей вертикалью власти. Здесь налицо  не менее гремучая смесь феодально-крепостнических  взаимоотношений.

Но автор таким ходом мысли, такими оценками не заморачивается. Он снова геополитически перемещается в США с критикой  ее  внешней политики, «предполагающей  право сильного и способность идти на компромисс с любыми внешними силами ради прагматических интересов».

И,  как и следовало ожидать, в заключение, опять же памятуя демократически окрашенные декларации нашей  власти,  имеем такой убаюкивающий вывод о том, что «западная демократия и капитализм остается единственным типом общественного устройства, в рамках которой вы можете свободно критиковать само это устройство, предлагать реформы и альтернативы, обсуждать проблемы».  Хорошо бы не воспринимать это  так, что остается  довольствоваться тем, что есть. Тем более, что теоретически или  идеологически выбор очевиден: надо работать над тем, чтобы общественное устройство основывалось не на инстинктивных устремлениях человека, а ориентировалось на  его моральные приоритеты. Это сложно. Но другой путь разрушителен для общества.

И еще:  возможно, наш автор Раскольников не примеривает к нашей стране демократические ценности именно потому, что  к нашему обществу даже такого уровня, даже такого показного характера свобода   инакомыслия  не приживается, нам проще руководствоваться   холопскими устремлениями,  благодаря  чему     нами правит   порожденная «авторитарной  охлократией»  вертикаль, унифицирующая на своем пути все нижерасположенное.

Шарапудин Магомедов