О том, как Путин верными генералами дорожит

Мне понравился комментарий Эдуарда Уразаева по поводу встречи Путина с Васильевым и Меликовым, который произошел в связи с тем, что президент решил   сменить в Дагестане своего наместника. (РИА Дербент, 06.10.2020,  «Что стоит за благодушием во время встречи Путина с Васильевым и Меликовым?»)

Редко нас местные авторы радуют подобными  интересными материалами. Недавно даже была мысль пройтись по тому,  как оценивают происходящие в республике политические события  некоторые ставшие дежурными комментаторы, в число которых, кстати, входит и автор,  на этот раз  не ходивший  вокруг да около, подбирая  политкорректные  формулировки, а более четко назвавший  вещи своими именами.

Не секрет, что при таком все-таки  довольно жестком режиме авторитарной власти бросается в глаза именно то, в каком контексте и с каким видом и тоном совершаются властью действия и социально благовидные, и   разрушительной природы  Но знаем мы также  и то, что все это  не очень  принято как-то озвучивать. Тем более отрадно, что автор сумел донести до нас то, как, мягко говоря,   неблаговидно смотрится столь легковесный по содержанию и благодушный по тону разговор между главой государства и чиновниками, занятыми приемом-сдачей  груза ответственности за благополучие  довольно  не простого региона страны.

При принятии отставки Васильева делать  вид, что не было гигантского, ценою в  много тысяч жизней провала в борьбе с пандемией – это верх цинизма со стороны главы государства, ответственного за каждую неоправданно оборванную жизнь, если даже он затем оказал содействие  приостановить эти потоки смертей.

И то, что автор комментария деликатно указал на это –  ныне дорогого стоит, как пример важности не только объемно воспринимать наиболее важные  общественно-политические события в жизни страны и республики,  пропуская их через свое гражданское восприятие, но и прямо и доходчиво указывать на  их благотворную или пагубную роль.

Васильева можно попытаться понять, ему этот легковесный тон и осознание, что Путин своих не сдает, как бальзам на душу и аванс за дальнейшую преданную и  добросовестную работу. А вот что нам ожидать от Меликова, который в тон разговору обещает  и, видимо,  настроен  продолжать курс, «улучшая и углубляя» то, что делал его предшественник, который кое-кого посадил, кое-что собрал у населения, кое-какие средства бюджетные освоил на социальные нужды, но ничего практически в плане экономического развития республики не сделал, даже основ никаких  не заложил, намеков в республике на это не видно.

Зато мы хорошо ощутили  провалы в информационной политике,  «варяжный» и совсем  не оправдавшийся перекос по подбору кадров, десятки миллиардов неосвоенных бюджетных денег и, конечно, проявленное малодушие , растерянность, нерасторопность перед  вирусной атакой на миллионов своих подопечных граждан. Пока граждане сами не довели до федералов крик о помощи, никто серьезно по этому поводу не почесался, надеясь, что обойдется, а кое-какие последствия сумеют замазать, замолчать.

Самый важный акцент автора Эдуарда Уразаева – это то, что «многие проблемы носят системный характер и не могут быть решены простой сменой руководителя». Это для всех тех, кто, как мог, тужился и  «инсайдерно» выворачивал все внутренние слабости васильевской команды  и был в этом нацелен только на то, чтобы сменить одного ставленника на другого почти такого же по многим параметрам, основное из которых видится в том, что назначает и убирает их один человек и делает это по  своему  желанию и разумению

И чем же он — верховный главнокомандующий  руководствуется,  столь благодушно  и  само собой разумеющимся  тоном обозначая положительные  итоги деятельности  Васильева, в адрес  которого особенно в период пандемии прозвучало очень много критики? Уразаев говорит, что, делая так, Путин стратегически  решает ряд задач в отношениях с населением, особенно с теми, кто чем-то недоволен. Пусть будет так.

Но правильней и достоверней будет сказать, что президент страны  демонстративно показывает, что он своего человека, что бы он не сделал, если надо будет, сам накажет, а при необходимости и похвалит так, что мало не покажется. И соответственно – в отношении тех, кому это не нравится, он, выходит, судя по благодушному и легковесному тону, не презрение и не любую другую негативную эмоцию выражает, а проявляет  элементарное и ничем не  возмутимое игнорирование.

Из содержания же  разговора  Путина с Васильевым  и Меликовым за минусом дежурных фраз о борьбе с криминалом и работе с экономикой республики, на самом деле, выделяются слова Меликова о важности обратной связи руководителей со всеми слоями общества. При этом очевидно, что надо отгонять иллюзии, что Меликов будет что-то делать иначе,  что не будет руководствоваться единоличным  централизованным управлением республикой. И все же в этих словах, куда ни крути, для дагестанцев содержится интрига.  Разумеется, не стоит ждать изменения каких-то уже сложившихся правил авторитарного руководства страной. Это особенно касается формирования  и работы основных политических институтов, правил выборов и назначений.

А что тогда?  Возможно, более последовательно будет играть роль доброго барина. К примеру, лично примет отца братьев Гасангусейновых, даст толчок реальному  расследованию этого  позорного пока для власти уголовного дела. А также есть надежда, что удастся добиться от Путина налоговых преференций для привлечения в республику инвестиций. И много чего еще может совершить общественно  важного, хотя бы исходя из установившейся в нашем обществе мотивированности чиновника сочетать приятное для общества с полезным лично для себя.

Шарапудин Магомедов