О человеке, жившем по пониманию и бывшем всегда на пути проповеди и продвижения новых идей

11 января исполнится 4 года, как нет с нами Вазифа Мейланова. Предлагаем вашему вниманию серию публикаций об этом удивительно стойком и свободном человеке, исключительно прозорливом  и последовательном политике и  оригинальном  с математическим складом ума мыслителе.

Прежде всего, предлагаем окунуться в атмосферу 2004 года, когда Мейланову с помощью друзей — единомышленников  впервые удалось опубликовать многие свои статьи и  документы.

В этом поможет знакомство с  двумя публикациями  под рубрикой «политика»  газеты  «Черновик» за 8 января 2004 года.

Здесь   мнения  о  Вазифе Мейланове  некоторых  известных наших современников.

 

 «Другое небо» Вазифа Мейланова ]

 

8 Января  Версия для печати
Автор статьи: Давуд Зулумханов

Кто такой Вазиф Мейланов? Что о нем знает наш обыватель? Ничего. Известно только, что он в 1980 году вышел на площадь Ленина в Махачкале с плакатом в защиту Сахарова. Считается, что за это он и попал в тюрьму. Что было на плакате? Неизвестно.

В чем заключалась защита и кто такой Сахаров? Неизвестно. Как можно получить 7 лет тюрьмы за защиту Сахарова, который сам осужден и посажен не был, а получил только ссылку в Горький? Тоже неизвестно. Что делал Мейланов семь с половиной лет в тюрьме и два года в ссылке? Неизвестно. Что делает Мейланов сейчас? Ответ тот же. Наша публика об этом не ведает. Она наблюдает за фантастическими изменениями в своей собственной стране так, как наблюдают за солнечным затмением: само собой все происходит, время такое… Люди, чьи идеи, деяния, стойкость и воля изменяют мир, для нашего народа непостижимы и потому для народа не существуют. О них не знают и знать не хотят. Вот, если бы у Мейланова были деньги…

До лета 94-го я знал о Мейланове не намного больше сказанного выше. Я видел его несколько раз по телевизору. Однажды, помню, был раздосадован тем, что Мейланов пытался объяснить некоторые свои политические соображения с помощью математической формулы. Он что, не соображает с кем имеет дело? Какие формулы?

Но судьба сжалилась надо мной. Однажды в дверь постучали: «Вы Давуд?» — «Да». — «У вас есть компьютер?» — «Да». — «Поможете сверстать газету?» — «Да».

Это был Вазиф Мейланов. Речь шла о теперь уже историческом третьем номере газеты «Другое небо».

Первый год я только слушал. Слушал и читал. Читал и слушал. Я будто приходил в себя после долгой и мучительной болезни. То, что я узнавал, потрясало меня. Вся недавняя история страны, в которой я как будто жил, вдруг задышала, закипела страстями, обрела смысл. Наверно, так чувствует себя человек, который долгое время был слеп, глух и вдруг исцелился. От буйства красок кружится голова, многообразие звуков оглушает…

«Заметки на полях советских газет» — работа, за написание которой Мейланов получил свой срок. Читателям она до сих пор не известна. Не издана еще. Я прочитал ее в 95-ом. Залпом. Потом еще и еще раз. В течение нескольких лет она была у меня настольной книгой…

«Записки гуляки» — работа, написанная Мейлановым в ссылке. Это — лучшее средство излечения от нашей совковости. Читателям она тоже не известна. Не издана еще.

«Замечания на протокол судебного заседания» — замечания на протокол того самого судебного заседания, где человека судили за слово, за книгу, — удивительное пособие по борьбе с уголовной системой, решившей сыграть в правосудие: «Я даю отвод этому и любому другому составу советского суда! Потерпевшая сторона в моем деле — коммунистическое государство, оно ж и собирается меня судить, а это воспрещается даже советским законодательством: скажем, статьей 59 УПК РСФСР». Эти «Замечания…» нашему читателю не известны. Не изданы еще.

Все тома Следственного дела и тома Личного дела заключенного — поразительный документ мужества, стойкости и силы духа настоящего человека, которого не сломили ни 506 суток пытки голодом в тюремном карцере, ни 9-летняя разлука с близкими, ни вероятность безвестного исчезновения в лабиринтах системы. Одновременно это тома документов, показывающих пример умелой, профессиональной борьбы с античеловеческой системой. Но нашему читателю и они не известны. Не опубликованы еще.

Выход в свет книги «Опыт частной политической деятельности в России» — первая попытка сделать достоянием общества труды и деяния нашего великого современника. Для умеющего читать — это бесценный самоучитель новой свободной жизни. В ней и работы, написанные еще в заключении («Разоружение и уголовные кодексы», «Говорю с коммунистами»), работы последних десяти лет («Анализ чеченского кризиса», «Ложные стереотипы российской демократии»), переписка и некоторые материалы Следственного дела и Личного дела заключенного.

Сегодня, слушая выступления кандидатов в депутаты, пытаясь разобраться в программах партий и движений, публика находится в полной растерянности. Кто? О чем? Что? Для чего? Что это означает в переводе на нормальный язык? Ничего не понятно. Ясность только в одном: опять обманут. В чем обманут? Не ясно, но обманут точно! Кто поможет, наконец, разобраться?

Мейланов предлагает свою теорию, опираясь на которую каждый разумный может научиться самостоятельно отыскивать решения. Но Мейланов не только выдвигает теорию, он применяет ее на практике. На суде он заявил, что не считает для себя возможным быть только ученым: «Ученого я уподобляю оружейнику, всю жизнь точащему меч, но никогда не доводящему дела до его применения. Я ученый и солдат, я сам выковал свой меч и сам сейчас его применяю».

Что же смог сделать Мейланов, применяя свое оружие?

Народная память коротка. Кто сейчас помнит о том, что было в начале 90-х, самых драматических для Дагестана годах, когда вдруг пропали продукты с прилавков, когда была введена карточная система, когда власть сама куда-то спряталась… Задолго до Чечни в Дагестане назревали события, грозившие нам тем же сценарием, по которому они развивались в соседней республике. Это сегодня, в 2003-ем, мы умные. А тогда, в 1990-ом, 92-ом? Тогда все хотели суверенитета. Одни для того, чтобы устроить национальную демократию, другие для того, чтобы устроить исламскую республику. Единственным человеком, который оказался в состоянии противостоять на националистических митингах националистам и на исламских конференциях исламским радикалам, оказался Мейланов. Его «меч» к тому времени (на наше счастье) оказался готов. Он смог объяснить, что «… суверенитет и свобода — вещи разные». Суверенитет Дагестана в тех условиях неизбежно привел бы к суверенитету сел. А суверенитет сел «… неизбежно обернется воцарением в них стабильного режима уголовной диктатуры. Это внутренняя опасность для малых сообществ».

В августе 90-го на тридцатипятитысячном митинге под Хасавюртом он заявил: «Решение проблем Дагестана будет достигнуто не войной национальных фронтов, а созданием демократических структур, безразличных к национальному признаку…» «Преступные политики, шагающие к власти по людским судьбам, могут выиграть — добиться власти, а проиграет народ: десятилетиями придется ему расплачиваться за посеянную теми, кому он сегодня отдает голоса, вражду между народами». История последующих 10-ти лет подтвердила верность его слов.

В том же 1990 году Мейланов выступил на исламской конференции в Губдене, где заявил: «… Я противник самой идеи исламской республики…» «Один режим насильственной веры и насильственной мысли мы уже пережили. Я считаю крайне опасным из одной болезни — коммунистической — впадать в другую болезнь — насильственный исламизм. Насилие все обращает во зло. А надо жить так: я насильно никому не навязываю своего, но и мои взгляды, и мою мораль насилием не изменить». «…Аморальное поведение наших противников не может служить оправданием нашего отступления от наших моральных заповедей».

Мейланов — единственный политик на постсоветском пространстве. Почему так? Настоящий политик дает анализ событий, которым еще предстоит свершиться. Наши же политики не могут объяснить даже события, которые уже давно произошли. Яркий пример — события октября 1993 года. Недавно в ознаменование 10-летия тех событий практически на всех каналах телевидения политологи всех мастей пытались объяснить публике, что же все-таки произошло. Ничего не вышло. А анализ был дан за полгода до этих событий, 5 апреля 1993 года, в выступлении по Дагестанскому телевидению: «… 104-ая статья (Конституции РФ) обнулила всю Конституцию». «… по 104-й статье съезд может вносить любые изменения в Конституцию». «… Съезд может в обоснование своего неправового, неконституционного решения изменить саму Конституцию!» Поэтому Ельцин своим указом о роспуске Верховного Совета Конституцию не нарушал. Не было Конституции. Он вынес единственно правильное на тот момент решение: назначить референдум по принятию новой Конституции, назначить выборы президента и Думы. Подробно об этом было написано в статье, опубликованной 24 сентября в газете «Новое дело», за месяц до начала самих событий.

Я только затронул несколько тем из большой, в 600 страниц, книги. Читатель может сказать, что это дела давно минувших дней. А что Мейланов делает сегодня? В том-то и дело, что последняя статья Мейланова, приведенная в книге, датируется 17 февраля 2003 года. В печать книга была отправлена в марте 2003-го. О чем эта статья, что она дает нам сегодня?

Сегодня, в канун выборов, лидеры практически всех партий обещают народу «достойную» жизнь. И сегодня же шахтеры, врачи, учителя, милиционеры, солдаты объявляют голодовки, протестуют… Задержки с выплатами заработанных денег стали постоянным явлением. Почему? Может, чиновники нарушают закон, не платят? Ну, так подавайте на них в суд. Подают. В большинстве случаев дела выигрывают. Получают на руки решения судов… А они не исполняются. Денег нет. Почему? А потому, что лидеры тех же партий в Думе в 2001 году приняла закон, по которому государству можно не платить. Все, кто голосовали за принятие Закона о бюджете на 2001-й, 2002-й, 2003-й годы, все проголосовали за этот закон, потому что он вставлен как раз в Закон о бюджете. Все, кто промолчали, тоже оказались «за». И Путин этот закон, нарушающий нашу Конституцию, подписал…

Мейланов подал в суд. В книге этот детективный сюжет раскрыт полностью. Итог: Государственный Басманный суд города Москвы Мейланову отказал. Но Мейланов борьбу продолжает… Он частный политик.

Итак, все народные избранники (депутаты) воюют с народом на стороне государства, поэтому народ именно их и выбирает своими представителями. А Мейланов один воюет против госаппарата за интересы граждан… Он частный политик. Граждане за это Мейланова не любят. Потому что у него денег нет. Может, потому и у самого народа тоже денег нет, что у Мейланова их нет.

У каждого человека свои планы, своя цель в жизни. Какая цель более верная, а какая — менее, не знает наперед никто. Свобода слова и права человека, по Мейланову, означают, что никто не смеет нарушать чужие планы, замещая их своими. Государственная власть для того и нужна, чтобы никто не заступал кружок чужой свободы. Сегодня госаппарат ставит свои планы выше планов граждан и занят только их осуществлением. За чей счет? Да за наш с вами. А кто сказал, что именно в планах госаппарата скрыта истина?… Там такие же Иваны да Магомеды. Там же не Господь Бог сидит. Весь прошедший месяц все кандидаты в один голос кричали: «Дайте нам ваши голоса и полномочия, и мы на ваши деньги построим вам лучшую жизнь!» Публика в это верила. Мейланов же говорит: «Дайте мне полномочия, и я создам вам условия, в которых каждый из вас сможет строить жизнь, которую сам считает лучшей». Мейланову публика пока не верит. Пока не верит. А, может, не верит себе… ]§[

 

Родник свободы ]

 

8 Января  Версия для печати

Внезапное осознание пагубности политики «управляемой демократии», проводимой руководством страны, для многих здравомыслящих граждан России и Дагестана сменилось растерянностью и боязнью остаться наедине с огромной, антигражданской по своей сути, подавляющей свободу личности государственной машиной. И в этой ситуации многие из нас задумываются над тем, кто вступится за каждого из нас, тех, кто уже привык быть свободным. В этой связи мы вновь обращаемся к родникам свободы и их первоисточникам, чтобы почерпнуть в них уверенность и силу.

Недавно вышла в свет книга В. Мейланова «Опыт частной политической деятельности в России». К сожалению, это событие осталось незамеченным в нашей республике. К еще большему сожалению, сам Вазиф Сиражутдинович, как ученый, как политик, как правозащитник, как человек, практически в одиночку одолевший тоталитарную коммунистическую систему, абсолютно невостребован современным государством и обществом.

Мы на 5-ой странице публикуем статью Д. Зулумханова о Вазифе Мейланове. А о том, кто такой Вазиф Мейланов, нам расскажут гости сегодняшней рубрики «Без комментариев».

От редакции. Если вас заинтересует книга «Опыт частной политической деятельности в России», обращайтесь по телефону 8(8722) 670678 в редакцию газеты «Черновик».

Аркадий Ганиев, зам. председателя Дагестанского РО «Союз правых сил»

Вазиф Мейланов — это живой, неравнодушный человек. Искренний и честный. Он очень нетипичен не только для Дагестана, но и для России и всего постсоветского пространства. В его политических оценках, высказываемых им всегда открыто и с завидной убежденностью, никогда не замечал и тени конъюнктурщины. Он не умеет работать в команде, быть членом какой-либо политической партии, ибо ему претит дисциплина политической организации. Он самодостаточен, он — Вазиф Мейланов! Почему его не видно и не слышно в последнее время? Наверное, потому что сейчас наступило время серых личностей в политике. А Вазиф — не такой.

Загир Арухов, министр по национальной политике, информации и внешним связям РД

Вазиф Сиражутдинович — человек нелегкой судьбы, он воплощает в себе самые сильные и благородные качества дагестанца. Бесстрашие и беспредельная интеллигентность — именно эти, на мой взгляд, наиболее яркие черты его характера предопределили его судьбу. По сути, это судьба революционера, если хотите, декабриста, судьба человека, бросившего вызов системе и до конца оставшегося верным идеалам добра и чести. Удивительно и то, что стальная скорлупа может таить в себе столь ранимую душу. Мне кажется, это тоже о нем. Вероустав Мейланова будоражит воображение и вызывает искреннее уважение к его личности. Все, что написано им под «другим небом», читается взахлеб и осознается как гимн человеческому духу.

Михаил Чернышов, кандидат экономических наук, обозреватель газеты «Черновик»

Я впервые увидел Мейланова в начале 90-х в ДГУ на биологическом факультете. Он шел в окружении поклонников и смотрелся как некий восточный гуру.  Вазиф Мейланов — символ демократии, дагестанский Сахаров, к сожалению, не прижился в демократической России. Он слишком индивидуальный, слишком одинокий волк, поэтому всегда принадлежал больше истории, чем настоящему и будущему!

Эдуард Уразаев, руководитель пресс-центра Госсовета Правительства РД

Вазиф Мейланов — выдающаяся, не побоюсь этого слова, личность, которая недооценена, к сожалению, ни в Дагестане, ни в российском и международном правозащитных движениях. Успешно окончив математический факультет МГУ, что уже само по себе — достижение, он самостоятельно изучил и глубоко проникся прогрессивным демократическим мировоззрением. Его эрудиция и железная математическая логика в рассуждениях и анализе общественно-политических событий позволила ему сразу указать на недостатки идейных принципов деятельности демократических движений России и в проводимых органами государственной власти политических и экономических реформ. В этом легко можно убедиться, читая то, что написано В. Мейлановым в первой половине 90-х годов, и сравнивая это с тем, что пишут в наши дни аналитики о причинах провала партий СПС и «Яблоко» на недавних выборах в Госудуму РФ.

Вторая черта, которая выделяет его среди всех правозащитников и диссидентов, — это его несгибаемое мужество. Я не знаю человека, который выдержал бы за свои убеждения 500 суток карцера, да еще в советских тюрьмах, которые отличались неимоверно тяжелыми условиями. Тем более в период, когда с советскими диссидентами широко применялся метод «кнута и пряника», и многие из попавших в тюрьму легко соглашались на предательство или компромиссы, предлагаемые КГБ. В. Мейланов не согласился даже на амнистию, которую ему, как и другим диссидентам, предложили в период Перестройки.

Меня поражали и продолжают поражать его честность и последовательность, что выгодно отличает его от нынешнего, зачастую конъюнктурного, поведения многих политиков и правозащитников.

Жаль только, что и к нему можно отнести поговорку: «Нет пророка в своем Отечестве». ]§[

 

 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.