Несменяемый президент — жертва долга или плод тщеславия?

Дмитрий Быков: «Я понимаю трагедию Путина, он не может свалить груз ответственности с плеч и покинуть власть, отдать её народу»

Журналист Дмитрий Быков не может никак обойтись без кокетливой критики власти. Ему может хочется представить все это в качестве ироничных выпадов, но в целом выходит так, что Путин  не ведает, что творит, и дилемма по Быкову  в том, кто раньше: Путин или народ   оценят сомнения в выгоде нынешнего президентства для блага страны.

К тому же, Быков в  разрешении этой дилеммы  ставку делает на Путина, чем на народ, который, видимо,  долго будет  учиться выходить на улицы миллионами. Более того, Путин перед нами  предстает как трагичная личность, которая страдает в муках выбора: как свалить груз монаршей ответственности. Во-первых, сам не готов это сделать, во-вторых, грех ему отдавать страну кому попало, в третьих, народу нельзя –  искромсают на кусочки.

Вот так представляет нам ситуацию Дмитрий Быков в своем интервью Гордону     (https://zen.yandex.ru/media/end2/). И главное – каким благостным видится его  упрек главе довольно жесткого режима: нельзя пускать страну на самотек.

Там же ( https://zen.yandex.ru/media/politobzory) читаем  такой материл:

Сможет ли Путин построить в России диктатуру: мнение Г. Гудкова

Теперь сравним  кокетливые упреки оппозиционного журналиста Дмитрия Быкова с тем, как характеризует ситуацию оппозиционный политик  Геннадий Гудков.  Он, ссылаясь на якобы известное ему  добро от Путина к жестким мерам к митинговавшим в Москве, считает, что «происходящее можно охарактеризовать как переворот с насильственным удержанием власти, так как мы сегодня видим полный крах даже имитационной демократии и стремительное наращивание темпов строительства чекистко-полицейского государства». В этих условиях, по его мнению,  смысл таких терминов, как «законность», «правосудие», «права человека», окончательно утрачивается – Конституционный строй также оказывается подорван, и на наших глазах творится антигосударственное преступление.

С переворотом с насильственным удержанием власти, конечно, Гудков  формально перегнул, но в остальном он, согласитесь, не далек от истины даже без учета московских событий.

По мнению  Геннадия Гудкова,  в ближайшей перспективе ни  волна протестов,  ни маховик репрессий  не будут активно раскручиваться. Во всяком случае,  власть будет стараться ограничиваться «точечными задержаниями, чтобы погружение в болото всеобщей деспотии и тирании было как можно более медленным». И еще, по его мнению, режиму сложно будет  стремиться «установить в России хунтообразную форму правления с железным занавесом»,  так как  нынешняя элита сильно завязана на Запад, страны которой «готовы пойти на серьезные меры в отношении высокопоставленных россиян, вплоть до конфискации капиталов – кому-то это может сильно не понравится, итогом чего станут серьезные внутриэлитные разборки».

Геннадий Гудков  так же в интервью Александру Сотнику обозначил, что в силу поддержки  путинской власти  наиболее многочисленной и архаичной частью населения и в условиях, когда  «любые проявления инакомыслия и прочее движение общества в сторону прогресса и свобод жестко пресекаются,  разговоры о возможных преемниках и транзите власти являются домыслами».   По мнению  политика – «Владимир Владимирович намерен удерживаться на своем посту до тех пор, пока ему это будут позволять физические кондиции», за  уровнем  которых,  считается,  он очень внимательно следить.

Поэтому  вывод политика таков, что еще долго каждый раз Путин  будет находить веские аргументы вплоть до маленькой победоносной войны  для успешного прохождения через демократические механизмы легитимизации своей поистине царской должности.

Сравнивая позиции  журналиста и политика,  имеем  разное отношение к  мотиву нынешнего столь драконовского  по форме и продолжительности правления страной, имеем сомнение в том, что же все-таки движет такими властителями,  мертвой хваткой цепляющихся за трон: жертвуют они развитием государства, как утверждает Гудков,  «во имя собственного тщеславия», или   в этом плане  им не чуждо   ощущать себя  жертвами долга перед народом?

Во всяком случае,  что касается того, чего же надо бояться Путину, согласитесь, что только старости. В остальном, как видим, у него все схвачено до тех пор, пока не иссякнут проложенные повсюду  газовые и нефтяные трубы и, конечно, пока миром правит доллар и зацикленная на нем мировая властная элита.

У рядовых граждан, по этой логике,  остаются призрачные притязания к тому, чтобы стараться жить,  особо не соприкасаясь с чиновниками и организовывая   через горизонтальные связи  сообщества с самоуправленческими мотивами.

Шарапудин Магомедов