Муки гласа, вопиющего в пустыне

Хлебные будни кооператора или компенсационные очертания птицефабрики

В материале «Правовой «позитивизм» или «кредитная диверсия»?», опубликованном в интернете в сентябре 2016 года, говорилось о том, до какого бедственного положения довели предпринимателя – председателя СПК «Стимул» Гаджимагомеда Хабиева чиновники Минсельхозпрода  республики и ДРФ ОАО «Россельхозбанка».

Напомню, что в предисловии к этой истории отмечалось, что Гаджимагомед Хабиев 20 лет проработал в местной школе села Аймаки Гергебильского района учителем физкультуры, затем  1988 году   купил  заброшенную  сельскую хлебопекарню, привел ее в рабочее состояние и  в течение пяти лет буднично  обеспечивал  близлежащие села хлебопродуктами. Кстати, в прессе в те годы мелькнула информация о  реализации этой семьей населению  хлеба  на миллиард деноминированных  рублей и об их планах по расширению производства сельхозпродукции.

И вот в 1993 году с подачи   Минсельхоза РД члены кооператива приступили к строительству птицефабрики.  В начале 1994 года Хабиевы  завершили  строительные работы,  и связывали надежды с запуском  производства  с постановлением Правительства РФ (от 12 апреля 1993 года), которое, по сведениям   Минсельхозпрода, предусматривает  50 %-е возмещение средств, затраченных на возведение объектов сельскохозяйственного назначения.

Куда только  не обращался Гаджимагомед Хабиев  по поводу предусмотренной   компенсации. Везде  обещали помочь, но время шло и никакого сдвига. У  самих  же   денег даже  на  приобретение  корма для птиц не осталось.

Даже, когда, спустя семь лет, в 2001 году  все-таки удалось добиться не только вообще  закладки  в бюджет средств на эти компенсационные цели, а также  и  включения  в перечень  их получателей  СПК «Стимул», дело с мертвой точки не сдвинулось. Из федерального центра денег вообще  не поступило.  После обращения через  прокуратуру страны  в Минфин РФ выяснилось, что денег не дали  из-за того, что Минсельхоз РД представил необходимые для этого документы не вовремя и не должного качества.  Прослушав  обещаний еще два года и  осознав, что от государства помощи не дождется, Гаджимагомед  Хабиев уехал вместе со своими сыновьями за пределы республики на заработки.

Кредитные беды  предпринимателя или договорная сила  бизнесплана

Вернулись они в 2008 году с пятью миллионами  заработанных  рублей и обратились в Минсельхоз с планами запустить птицефабрику. И вот отсюда-то  и берет начало хождение по мукам  Гаджимагомеда Хабиева.

Минсельхоз снова рисует предпринимателю выгодную перспективу и рекомендует  реконструировать и расширить свою птицефабрику.

Имеющихся своих  средств  было для этого явно не достаточно, поэтому они  снова обратились в Минсельхоз РД за теми же компенсационными деньгами —  ответили, что в бюджет на эти цели деньги по-прежнему не заложены.

Вот тогда опять же не без рекомендаций  того же Минсельхоза и решился  Гаджимагомед  Хабиев  сделать ставку на кредит от ДРФ ОАО «Россельхозбанка».  Но отношения с банком не сложились с самого начала – последовал  жесткий и категоричный отказ.  Предприниматель после этого обратился к тогдашнему Председателю правления  ОАО «Россельхозбанка» М. В. Трушину, который  поставил перед своим подразделением резонный  вопрос: почему не выдается кредит, если у клиента имеются  все необходимые документы.

Филиал банка, руководимый Гитиномагомедом  Гаджимагомедовым,  предъявил настойчивому  клиенту  своим письмом  особые требования проектного финансирования.

Клиент в ответ  представил банку  подробный бизнес-план, отвечающий этим требованиям, и стороны договорились о кредитовании этого  проекта строительства птицефабрики. При составлении  кредитных договоров, как пишет Гаджимагомед  Хабиев   в своем письме руководителю ФАС России И. Ю. Артемьеву, стороны  сошлись на том, что  единственно возможным условием возврата кредитных средств является ввод в июне 2011 года птицефабрики СПК «Стимул» на проектную мощность.

Но так случилось, что  с заключением этого договора и пошла под откос и предпринимательская деятельность,  и личная жизнь Гаджимагомеда Хабиева.

Началось с того, что из 12, 5 млн. общей стоимости проекта  свои пять миллионов, предусмотренные по   бизнес-плану, кооператив освоил, а ожидаемые  от банка в течение первого года 7,5 млн. рублей в полном объеме так и не дождался. Клиент получил от банка  на эти цели в первый год   3 млн. рублей и в следующем еще 1,5 млн.  рублей. А вот остальные заемные средства (3 млн. рублей), предназначенные  исключительно на приобретение оборудования,  кормов и минеральных удобрений, банком до сих пор не выданы.

И вот, как уже отмечалось в прессе, несмотря на то, что согласно бизнес-плану руководитель кооператива должен получить эти 7,5 млн. рублей в течение первого года, а возврат  долгосрочного  кредита приходился на четвертый квартал 2016 года, банк обратился в суд с требованием досрочно погасить сумму кредита с набежавшими штрафными процентами. Банк при этом  категорически отказывается признать бизнес-план по реконструкции птицефабрики  основанием для кредитования.  И пытается доказать, что бизнес-план по реконструкции животноводческого комплекса в данном случае  не являлся неотъемлемой частью кредитного договора, т.к. средства были выданы заемщику в виде разового кредита.

Гаджимагомед  Хабиев уже несколько для него тяжелых лет пытается донести и до банка, и до многих контролирующих и иных структур то, почему  ему не удалось выйти на проектную  мощность и соответственно – почему  не удается вовремя выплачивать заемные средства.   Он неустанно указывает, что банком в кредитных договорах намеренно в разрез бизнес-плану были раскинуты суммы выплат на три года, несмотря на очевидность того, что нехватка наличности при таких интервалах выплат приведет к банкротству их клиента.

Но, как и следовало ожидать, банк остался глух к этим доводам и  стал придерживаться  жесткого  пробивания  любой ценой своих интересов. Вместо положенного арбитражного разрешения этого экономического спора,  руководство банка провело это дело через суд общей юрисдикции.  И  судья Советского района столицы, формально основываясь на кредитных договорах, совершенно не беря во внимание бизнес-план и не приняв, как утверждает Гаджимагомед   Хабиев,  встречный иск ответчика к Россельхозбанку, выносит решение  о расторжении кредитных договоров и взыскании с  СПК «Стимул»  более пяти миллионов рублей задолженности по кредиту  с обращением взыскания на заложенные помещения птицефабрики.

Апелляционная и кассационная инстанции почему-то  это решение оставили в силе.

А обращение в 2013 году самого  Гаджимагомеда  Хабиева  в Арбитражный суд  с иском к Россельхозбанку  о возмещении понесенного  ущерба в связи с  ненадлежащим исполнением     банком  своих  обязательств по выдаче кредита, по сути,   было спущено на тормозах и осталось без  рассмотрения по существу. Во-первых, ответ пришел после вступления в силу вынесенного  Советским судом решения,  и в нем, в этом ответе  потому, по сути,  утверждалось, что  это  решение суда общей юрисдикции  для них является обязательным к подтверждению. Во-вторых,   попытки обжаловать это решение очень умело подвели под   пропуск срока обжалования.

Примерно к такому  же результату привели и его обращения к сановным чиновникам, он несколько раз потревожил президента страны, более десяти раз доставал  письмом федеральное правительство, писал и во многие  иные инстанции. Но получил одни отписки о пересылке его заявлений в регион,  к чиновникам, к которым он  и так уже неоднократно обращался эксклюзивно.

Попав в такую тупиковую ситуацию безысходности, когда к твоим доводам ни банк, ни суд, ни иные чиновники  не прислушиваются,  Гаджимагомед Хабиев обратился за помощью в прессу. Прежде всего, обратился в «Дагестанскую правду» и мне, работавшему тогда в этой газете, было поручено изучить ситуацию и подготовить материал к публикации.

Но главный редактор Бурлият Токболатова, прочитав об истории, по сути,  издевательских гонений чиновников  по отношению предпринимателя, пытающегося реализовать   очень востребованный бизнес-проект, положа руку на сердце, сказала, что при всем желании не могу такое опубликовать. Но в качестве компенсации, надо  отдать ей должное,  лично пошла на прием к  тогда зампредседателю  правительства республики  Шарипу Шарипову и попросила помочь в финансировании запуска почти готовой   к эксплуатации птицефабрики. Получила ответ, что  этот вопрос в этом кабинете при этом правительстве решен быть не может. В публикации материала  также отказали и в газете «Новое дело», предупредив, что, наверняка, никто не возьмется за это, никто не захочет связываться с руководителем  банка, у которого большие возможности всячески отреагировать на нежелательную для него  публикацию.

Глухое неприятие бизнесплана или жесткое стирание гражданина

Гаджимагомеду Хабиеву оставалось продолжать обивать пороги сановных чиновников, а заодно доводить информацию об этом конфликте до общественности через различные сайты и сети интернета.

При этом стояла задача, так или иначе, ознакомить  чиновников и актив  общественности с тем обстоятельством, что, хотя  у предпринимателя нет специального отдельного договора, где расписаны детали предложенного самим же банком  проектного кредитования,  зато имеются   другие документы, косвенно подтверждающие, что именно бизнес-план по реконструкции птицефабрики является основанием для начала кредитного финансирования данного объекта.

Банк же при этом, не признавая такое основание,  не предоставляет и иного основания для начала кредитования СПК  «Стимул».  Кстати, имеется  письмо из головного отделения    «Россельхозбанка», подтверждающее, что основанием для выдачи кредита  СПК  «Стимул» является сам объект птицефабрики и  бизнес-план по  его реконструкции. Но филиал банка  в Дагестане, напомним,  упорно стоит на своем, требует срочно вернуть кредитованные средства в полном объеме.  И никакой реакции ни от кого из чиновников  на очевидность того, что  банк   пытается довести  СПК «Стимул» до банкротства, грубо нарушая и график кредитования, и целевую направленность этого кредитования. А очевидность же этого обстоятельства подробно прописана и   исходит из требований бизнесплана.

Известно также, что Дагестанское УФАС России, изучив ситуацию с выделением кредита,  в марте 2013 года пришло к выводу, что «в действиях ДРФ ОАО «Россельхозбанк» усматриваются признаки намеренного ухудшения финансового  состояния заемщика, так как банк изначально знал о невозможности работы предприятия в случае неполного финансирования реконструируемого животноводческого комплекса, а соответственно – и о  невозможности  поэтому погашения кредита». Такой же вывод прозвучал и от республиканского Минюста.

 

Но все упирается в то, что Гаджимагомеду Хабиеву не дали возможности доказывать в суде неправоту требований банка, а неправомочный на это суд общей юрисдикции вынес решение вернуть кредит и арестовать заемное имущество.  И никакого  иного решения по противодействию этой «кредитной диверсии» и судебного произвола чиновники не видят, кроме формальной  констатации, что банк не прав.

Более того, до недавних пор не было  никакой реакции ни со стороны активной части общественности, ни от рядовых пользователей интернета на то, что  властьимущие не только методично гробят  общественно полезную инициативу предпринимателя, но и доводят его, почти семидесятилетнего человека до всяческого банкротства, как физического лица.  Его лишили дела, которому посвятил много лет,  его довели до такого состояния, когда нет своих денег   на пропитание, а здоровье еще недавно без проблем приезжавшего из  села в столицу  горца  пошатнулось на столько, что ему сложно на равнине без отдыха подняться  на два-три этажа.  Не цепляет, к сожалению, людей подобное жесткое стирание властью жизни активного гражданина.

Плоды агрессивного формализма или плоды  мотивации чиновника

Несмотря на то, что  уже отмечалось, как возникло кредитное бремя у нашего предпринимателя,  все же хочу еще раз сделать   акцент на ситуации, при которой   становится возможным, что банк ставит на грань разорения своего добросовестного  заемщика.

В прессе подобные случаи связывают с проявлением некоего правового «позитивизма».

Это, как поясняется,  «когда взыскивающая сторона (истец, суд, гособвинитель, иные заинтересованные лица) руководствуются грубо отсеченным  от объективных обстоятельств буквой закона», игнорируя вместе с моралью «предпосылочные обстоятельства, косвенные улики и логические доказательства правоты ответчика». И это, конечно, уводит от установления истины и достижения  справедливого решения. Не знаю, как на счет позитивизма, мне в данном случае понятнее, если назвать  все это проявлением агрессивного формализма.

В связи с этим, кстати,  очень убедительный довод привел один из авторов, тоже писавший на эту тему.   Он (Руслан Каспиев) говорит, что  «Россельхозбанк» не мог выдать кредит предпринимателю Хабиеву, не поинтересовавшись бизнес-планом, согласно которому заемщик обязуется тратить кредитные деньги по целевому назначению. При этом, к тому же,   в договоре между ними четко сказано,   что «заемщик обязуется тратить деньги по целевому назначению и банк имеет право контролировать работы по реконструкции птицефабрики»   Отсюда очевидный вывод, что  «без изучения бизнес-плана и учета перспектив объекта финансирования банк по определению не может осуществлять эти функции».

И в итоге очевидно, что «банк прекрасно знал, что недофинансирование объекта и нарушение графика выдачи кредитов затруднит кредитное бремя, если вообще не подвергнет СПК банкротству».  И этим он (банк)  нанес ущерб не только Хабиеву, государству в виде налогов, жителям в виде рабочих мест, но и себе в виде невозвращенных  заемщиком   кредитных  средств.

Поэтому следует  отдельно  отметить, что в мае  2014   года Гаджимагомеду  Хабиеву удалось попасть к  тогда Председателю республиканского правительства Абдусамаду Гамидову – он  поручил руководителю секретариата  созвать по этому поводу специальное совещание. Через 5 месяцев пришлось снова прийти  на прием к премьеру. И  только после повтора им своего поручения на специальном совещании зам.  Председателя правительства Шарип Шарипов закрепил за министром юстиции судебную сторону этого конфликта, а за министром сельского хозяйства — решение к 1 декабря 2014 года вопроса с финансированием животноводческого комплекса.   Но, несмотря даже на такое сановное  внимание к проекту, вопрос  кооператора, находящегося под прессом кредита, до сих пор  ни на сантиметр не продвинулся.

Почему же такое возможно? Объяснение исходит хотя бы из  недавних массовых задержаний сановных чиновников республиканского правительства.  Судя по избирательности  арестов, очевидно, что идут обыкновенные чиновничьи разборки, направленные  на раздел сфер влияния.  А говорит  о  нацеленности  всего этого повлиять на коррупционную  мотивированность их деятельности мешают  как раз примеры  подобного формального отношения к делу, когда все сводится к видимости общественно полезной деятельности. Очевидно, что формализм и в итоге бессилие власти при решении насущных для граждан проблем упирается в мотивированность чиновников использовать должность, как вотчину или частную лавку для решения своих личных проблем.

Кстати,  примеров такому отношению к делу на каждом шагу. И  в нашем случае тоже мы на них натыкаемся   в каждом эпизоде.  Возьмем хотя бы  эпизод, связанный с тем, что   по инициативе Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Дагестане на  проблемную птицефабрику  выезжала комиссия, в составе которого были представитель Министерства сельского хозяйства РД, аппарата дагестанского бизнес-омбудсмена и общероссийской общественной организации «Опора России». И они подтвердили наличие объекта практически готового к эксплуатации.  Да, они поехали, написали, видимо, справки и, судя по результату, выходит больше подтвердили факт  свое участие в этом выездном мероприятии. Отсюда и пиарная мотивированность в этом деле  каждого из этих чиновников. Иначе бы не ограничились бумагой подтверждения очевидного  факта, а попытались бы приложить усилия к решению проблемы, тем более  что с ними был представитель Минсельхоза республики – ведомства, принимавшего активное участие в формировании проекта строительства птицефабрики, а также призванного  реализовывать программы поддержки производителей сельхозпродукции.

Системные  огрехи  созидания или проектные  плюсы птицефабрики.

О том, что не только хромает мотивированность чиновников, но и прогнила сама система, к примеру,  той же  господдержки предпринимателей, говорит тот факт, что даже такой активный предприниматель с таким востребованным проектом остался без всякой господдержки.

Ведь  не только банк игнорирует  перспективы этого предприятия,  были   и случаи, когда, к примеру,    в 2001 году бизнес-план  Хабиева по  СПК «Стимул» выиграл конкурс на финансовую поддержку государства в Министерстве экономики Дагестана. Не случилось поддержки.

В июле 2013 года  СПК «Стимул» подал заявку в Минсельхоз РД на участие в конкурсном отборе участников программы на развитие семейных животноводческих ферм. Снова мимо.  В Минсельхозе  РД отказали Хабиеву  на том «основании», что в данном конкурсе участвуют только предприятия КФХ (крестьянско-фермерские хозяйства), а не  СПК (сельскохозяйственный производственный кооператив), хотя опять же, по сути, особой разницы между этими сельхозпредприятиями уловить сложно.

Не понятно и то, что  не нашли возможность  поддержать  развитие  довольно крупного предприятия, у которого имеются   практически готовые  к работе производственные  помещения, а также  5 гектаров  земли.   Еще тогда   СПК «Стимул»  оставалось  лишь закупить и установить оборудование для вентиляции и отопления, чтобы начать производство, начать получать доход, улучшать показатели Минсельхоза, а  главное  — рассчитаться с банком.

Как  утверждает  сам Гаджимагомед  Хабиев,   имей   хотя бы три миллиона рублей,    мог бы довольно быстро вернуть спонсору эти деньги  в виде мяса птицы и затем занятья выплатой кредита, а также   повышением эффективности своего производства. Ведь у него около двадцати помещений под различные цеха. И акцент он, кстати, делает на том, что у его  производства и направление,  и технология необычные  для наших мест. Прежде всего, отмечает кооператор, у него большие возможности для экономии кормов. Ведь есть цеха и рядом 5 гектаров для лагерного содержания в весенне-летнее время. И там  тоже маточное стадо отдельно, другие – отдельно.

«Произвожу инкубационное яйцо на маточное стадо, — рассказывает Гаджимагомед  Хабиев, — вылупляются  индюшачьи и перепелиные   цыплята – для них  есть ветлечебница с аптекой, они обеспечены прививками.  — Затем эти по  около 10 тыс.  цыплят,  — продолжает кооператор, — могу держать в цехах на выращивание. – Через 2 недели вывожу их на поле и там море насекомых и трав».  «Особенно это ведь нужно пастбищным птицам-индюшатам, которые через 3-4 месяца достигают убойного веса», — добавляет он.

«Как не  возмущаться, — говорит кооператор, —  именно один мой проект в 2010 году  из 180 прошел в Москве по конкурсу,  и   мое хозяйство – единственное, которое  в том году получало из бюджета субсидии на возмещение процентов по кредиту, а республика  даже одно такое предприятие поддержать не может».

«Ради чего, — разводит он руками, —  столь активно   уводят меня чиновники  от  помощи  государства и  чем продиктован такой  тенденциозный  кредитный диверсионного характера   наезд, в ходе которого чего только не предпринималось, закрывались все мои счета, судебные приставы распоряжались всем  имуществом кооператива, даже пенсия моя полгода ими забиралась полностью».

«Мне 67 лет, — продолжает Гаджимагомед  Хабиев, — общее  состояние, конечно неважное,  два инсульта,  уйма долгов, а главное – вера в себя ослабевает и вера в государство потухает».  «И это все, — считает он, —   идет  больше от чиновников, которые сидят не на своих местах и, на самом деле, заняты преимущественно   тем, что создают работу для других чиновников».

Ожидания на волне «Консенсуса» или неприятие личного банкротства

Все эти слова от предпринимателя тоже прозвучали в некоторых  интернет-изданиях, но, видимо,  люди под валом информационного, как бы сказал Нагиев, потожища закрылись своеобразным панцирем, сквозь которые пробиваются лишь умело преподнесенные  случаи откровенного зверства, сопровождаемого матом, выстрелами и кровью.

В заключении уместно сказать, что Гаджимагомед  Хабиев, на мой взгляд, ожидал хотя бы слова сочувствия в беде и солидарности в борьбе. Ведь в нем, несмотря на все доставляемые ему, мягко говоря, неудобства,  не вижу проявлений   кровожадности, он не претендует на, какое бы то ни было,  даже в виде извинений, компенсацию  наносимого ему  каждый день  ущерба. И,  тем более,  не ждет    возмещения  морального  вреда, понесенного им  от  противодействия  всей  этой  кредитной стихии. Он даже по отношению банка в своем несостоявшемся иске просил не так много, просил оценить    понесенный им ущерб ровно на столько, сколько он мог бы заработать за  период с 2011 по 2014 год (8 млн. чистой прибыли), если бы, получив полностью и  вовремя кредит,   запустил бы  птицефабрику.

По отношению к иным чиновникам   он, тем более,  не испытывает особой неприязни, относя истоки  корыстной   служебной  мотивированности к  системным издержкам, которые не являются чем-то непреодолимым, а ведут пока   к минимизации     продуктивности  их служебной деятельности.  Поэтому он  через интернет-прессу обращался  к чиновникам, среди которых (по вере его в это)  еще все-таки  остались государственники, с просьбой  о том, чтобы дали  ему компенсационные или иные безвозмездные средства  для того, чтобы  довести до завершения то дело, на которое потратил   кучу денег (не менее 15 млн. рублей) и зрелые годы своей жизни.

Но до  недавнего времени все потуги Гаджимагомеда Хабиева достучаться до, кого бы то ни было, и  хоть немного продвинуть решение  своей проблемы уходили в пустоту. Снова и снова доводил информацию до прокуратуры республики, УБЭП, ФСБ, администрацию Главы республики.  И  каждый раз безрезультатно обещали рассмотреть и попытаться помочь.

Но вот, наконец-то,  этим конфликтом заинтересовалась одна из общественных организаций, которая, как потом выяснилось, занимается реальным развитием гражданского общества. Во-первых, сама организация представляет из себя горизонтально устроенное, не сверху образованное  звено в этом обществе. Во-вторых, в штаб ДРОО «Консенсус», расположенный  в столице на Сулейман-Стальского, 28 , довольно активно  стекаются люди с различными проблемами и проектами. И главное – с этой организацией считается и власть, и рядовые граждане. На их счету много начатых и реализованных общественно значимых проектов, решенных проблем, нормализованных конфликтных ситуаций.

Впервые с этой организацией столкнулся, когда прослушал на ЮТУБ-канале разбор ситуации о том, как  под носом столицы в районе южного поста ГИБДД администрация села Агачаул  вырубает сосны и раздает земли под жилье. А что касается  находящегося для Гаджимагомеда Хабиева в тупике проблемы кредита и строительства птицефабрики, руководитель ДРОО «Консенсус» Мухидин Омаров провел на ЮТУБ-канале встречу с Гаджимагомедом Хабиевым, в котором прозвучал подробный анализ сложившейся ситуации и просьба к руководству республики создать специальную комиссию с целью обратить, наконец-то, серьезное   внимание на вопиющий пример чиновничьего равнодушия и разобраться в том, почему игнорируется оказание помощи в становлении  очень полезного  и важного для республики проекта  строительства в горах птицефабрики.

Специфика работы ДРОО «Консенсус» с конфликтными ситуациями  такова, что они не ограничиваются    подобным публичным  разбором,  анализом и обращениями к оппонентам.  Специалисты этой организации ведут дело до  реального результата, когда конфликт будет  нейтрализован  или минимизирован. Так и в этом случае  уже от имени ДРОО «Консенсус» пошли заявления и в Администрацию Главы РД  В. А. Васильева, и в прокуратуру республики, и в  местное УБЭП, и в ФСБ по РД.

И буквально через два дня предпринимателю  пришло от  УФССП по РД  два постановления:   о снятии  ареста с имущества и о возвращении нереализованного имущества должнику. Одновременно зашевелились  и работники местного УБЭПа, которые заявили, что делом серьезно заинтересовались в ФСБ по РД. То есть, лед тронулся, хотя обольщаться пока рановато, так как реально просто вернули имущество, которое в установленный законом срок не реализован и которое взыскатель отказался принять в счет погашения долга.  Что касается реакции иных органов, то ее пока реально нет, за вычетом  устных заверений начать разбираться.

Куда ни крути, надо признать, что пока и действия столь авторитетной общественной организации все также остаются гласом вопиющего в пустыне. Но хочется верить, что жизнь в нашем чиновничьем курятнике под влиянием новых назначенцев  хоть немного изменилась и не подчинена единой цели — забираться повыше, клевать ближнего и гадить  на нижнего.  Согласитесь, что  только без монополии  такого «куриного»   расклада, только при минимизации такой  интрижной мотивированности чиновников  не будет ассоциироваться  отношения рядовых  граждан и  чиновников   с поездом и пассажирами:   встанешь на пути  — раздавит, отойдешь чуть в сторону — пронесётся мимо.

Хочется надеяться, что   Глава республики В. А.  Васильев и Председатель Правительства  РД  А. А. Здунов   услышат слова  из очередного заявления предпринимателя в их адрес, где он просит  рассмотреть его дело по существу, разобраться в нем объективно и честно и дать возможность запустить птицефабрику с выходом на проектные мощности, чтоб тем самим создать рабочие места, платить налоги в бюджет, вернуть банку кредит.

Хорошо помню, как однажды  у Гаджимагомеда Хабиева  в разговоре со мной вырвалось, что  для него  очень важно то, каким его запомнят окружающие люди, особенно его дети, и  что более всего боится     уйти в мир  иной   с кучей долгов и  с тяжестью  того, что не сумел извлечь пользу от главной своей затеи в этой жизни.

Разумеется, почти каждый читатель пожелает нашим чиновникам  подобную мотивацию жизни, отношения  к делу. Но то, чего стоят эти слова самому Гаджимагомеду Хабиеву, осознаешь при знании некоторых подробностей жизни   членов его семьи, которым приходится не только самим как-то выживать,  содержать пожилого отца, но и заботиться о 9-летней девочке с диагнозом ДЦП.

 Шарапудин Магомедов

 

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Что еще ждать от нашего государства,от наших чиновников,банкиров,судей и прочих? Не хочешь проблем-держись подальше от государства.Тому масса примеров в интернете.Как говорится-не надо вашей помощи-только не мешайте!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.