Как ныне могут управлять граждане?

Шапку по кругу и  дело в шляпе?

Обрадовал заголовок в газете «Махачкалинские известия»: «Могут ли горожане управлять?» (Руслан Луговой, 02.10.2020).  Мелькнула мысль о том, что,  наконец-то,  местная официальная газета стала задаваться актуальными, наболевшими вопросами. Ведь все наше житие, довольно  далекое от благополучия, упирается именно в этот вопрос о реальном самоуправлении.

Автор уже в предисловии рисует картину хронических сбоев  в работе действующей  системы местного самоуправления, смягчая это, по сути, тем, что такое положение повсюду, где  ветвеобразно  задействованы государственные механизмы управления

Затем он, ссылаясь на 131 муниципальный закон,  задается вопросом, «что делать?», и подробно рассказывает об   отчаянных порывах   общественного совета  Сепараторного  поселка  к тому, чтобы силами граждан минимизировать  беспредел  по  управлению  имуществом, находящимся на территории их микрорайона. Если автор этим рассказом хотел обозначить хоть какие-то мотивы утвердительного ответа на вопрос об управленческих возможностях граждан, то, согласитесь, это, мягко говоря,  несовсем об этом.

Процесс же этот по  защите гражданами себя  от управленческого произвола,  как известно, в той или иной степени,  задействован повсюду. И, к примеру, тот приводимый автором случай, когда  откуда ни возьмись появляется человек с правоучредительными  документами на сгоревший социальный объект, то это, прежде всего, произвол того чиновника, который выдал этот документ, а потом уже конфликт между гражданами, которые оспаривают это его сомнительное действие.

Все эти самостоятельные  действия граждан по недопущению нового освоения этой территории, а также предложение о  разбивке на месте пепелища памятного сквера – это не более, чем очень  активные действия граждан по защите своего права влиять на действительность хотя бы тогда, когда  действия обидчиков  обретают подобный   издевательский характер.  Во всяком случае, согласитесь,, что  в подобных случаях  люди далеки от каких-либо  управленческих действий, здесь больше речь о том, чтобы о них не вытирали ноги, это пример, говорящий о том, что нельзя  молчать хотя бы в таких случаях, когда жадностью, излишней предприимчивостью оскверняются какие-то важные ценности, пытаясь  вот так спешно возвести особняк на еще не остывшем пепелище школы-интерната.

Да, граждане под руководством активистов и дороги ремонтируют, и коммунальную инфраструктуру приводят в порядок. И это тоже при повсеместном нищем бюджете местных самоуправленческих администраций происходит повсюду,  люди, как правило, свои общие проблемы   решают сами. И делают они это с молчаливого согласия администраций, а также  с точки зрения действующего законодательства самоуправно и далеко не всегда основательно. Но при этом факт неоспоримый, что всю подобным образом отстроенную  или реконструированную населением  инфраструктуру, как правило,  берут на заметку самоуправленческие  чиновники и затем выгодным для себя образом  отчетно  и бюджетно-кассово оформляют.

И вот с учетом такого реального  расклада с самостоятельными действиями граждан по обустройству своего микрорайона можно снова   сослаться на 131  закон и попытаться  увидеть заложенные в нем  возможности объединяться и организовывать различные формы  самоуправления  на общественной основе.

ТОСы повсюду — самоуправление в почете

Если вести речь об управлении, исходящем напрямую от граждан, то важно уяснить разницу между общественным советом и, к примеру, территориальным общественным самоуправлением (ТОС) или товариществом собственников жилья (ТСЖ).

Как известно, общественный совет по нашему законодательству создается преимущественно при администрациях и различных ведомствах и обладает правами, скажем так,  рекомендательной актуализации вопросов местного значения. Если же подобная  общественная организация прилагает дополнительные  усилия, берется за самостоятельное выполнение работ,  решение проблем с каким бы то ни было привлечением средств, то она явно перебирает с предоставленными ей  полномочиями и любой чиновник может гикнуть и указать на это усердствующим активистам этого  вида общественного формирования.

Другое дело взаимодействие чиновников с таким формированием граждан, как территориальное общественное самоуправление (ТОС). Наш 131 муниципальный закон (кстати, это заложено и в  конституцию страны) предусматривает право таких объединений граждан на решение  по согласованию с местными администрациями любых вопросов на той территории, границы которой соответствующим образом зафиксированы и документально за ними закреплены. Эти общественные формирования (ТОСы) с образованием ли юридического лица или без имеют право не только  принять  решение по выполнению любых общественно полезных  действий, но и могут,  оформив это решение  должным образом, приступить  к его  самостоятельной реализации. То есть,  они могут настоятельно требовать реализации их решения от официальной власти, могут и сами, оформив нужные бумаги и  найдя средства,  заключить при необходимости договор с любым подрядчиком и приступить к ремонту дороги, прокладке водопровода или реконструкции электрических сетей. И никто не сможет квалифицировать эти действия, как самоуправство, и не менее важно, что властьимущим сложно будет на  эту выполненную гражданами  работу списать бюджетные средства.

Кстати, при том, как устроен наш столичный муниципалитет и как в нем распределены полномочия по управлению имуществом, выходит, что ТОСы, их актив, в частности, председатель ТОСа формально имеет не  меньший доступ к управлению имуществом, чем тот же глава села или глава района. Активу ТОСа достаточно согласовать свои действия с администрацией города, и население этой территории (улицы, микрорайона) имеет право начать  реализовывать на деле любые планы  по благоустройству закрепленной за ТОСом  территории, а также по приведению в надлежащий порядок всей находящейся на этой территории коммунальной и иной инфраструктуры.

Почему и кому не удобен ТОС?

И как же обстоит дело с формированием в республике такого в сложившихся условиях чрезвычайно необходимого и законодательно доступного института реального гражданского самоуправления?  Смею предположить, что  никак.

Надо отметить, что при прежних руководствах нашей столицы откровенно говорилось, что в наших условиях это нецелесообразно. Об этом знаю из опыта попыток организовать это территориальное общественное самоуправление. Инициативная группа   улицы Садовая (село Новый Хушет Ленинского района г. Махачкалы)  еще при Амирове провела  всю процедуру формирования ТОСа, но в итоге им было заявлено, что все-таки развивать подобную самодеятельность здесь и сейчас считаем нецелесообразным. Примерно  такой же ответ в устном порядке получили и от ряда послеамировских  администраций. И только недавно прозвучали разговоры об уже не только целесообразности, но и  важности подобных общественных формирований. Правда, пока  дальше разговоров этот процесс, по всей видимости,   не продвигается.

Проблема в том, что ни население, ни тем более  администрации  муниципалитетов за организацию ТОСов не берутся.  Пассивному населению, по всей видимости, мешает   иждивенчески направленная позиция   ожидать  или  пока общественно значимая проблема сама рассосется, или  пока на нее  не опуститься благодать откуда-то сверху. Чиновникам же по установившейся ныне должностной  мотивированности это совсем ни к чему, одни дополнительные хлопоты от гражданской активности, из которой  сложно вычленить личную выгоду.

И как же все-таки ныне реализуются самостоятельные шаги  активных граждан по приведению в порядок микросреды своего обитания? Примерно так, как описывает автор, шапку по кругу и дело в шляпе. И это, с одной стороны, здорово, самоуправленческие импульсы налицо.

Но дело в том, этот процесс сбора денег на общественные нужды ныне смело можно подвести  под следующую схему: сделанная хозспособом работа, к примеру, по прокладке уличного водовода или электрической сети, с одной стороны,  попадает под пристальное внимание контролирующих чиновников, а с другой – одновременно   начинается торг о том, когда и как оформить необходимые бумаги, чтоб узаконить эту работу. В лучшем случае, удается после разовых штрафов договориться о том, чтобы чиновники отрапортовали о проведенной ими роботе и начали оформлении необходимых бумаг. В итоге и выходит, что построенный объект тут же попадает под колпак чиновников, которые сначала извлекают из этого бонусы должностные, а затем у них появляется возможность со временем  списать под это дело соответствующую сумму бюджетных денег.

Поэтому и необходимо, чтобы  действия  по обустройству территории улицы или микрорайона  не носили преимущественно  стихийный характер, а производились продуманно, запланированно и юридически грамотно.

Тем более что для этого не так уж много и надо. Достаточно согласно установленным требованиям  зафиксировать границы  территориального общественного самоуправления,   в уставном порядке  определиться с  руководящими активистами, заранее заявить о своих планах и получить  необходимые для начала конкретных  работ разрешительные документы.   При таком подходе мы и можем говорит о   самоуправленческом характере  деятельности граждан. При соблюдении подобных условий будет также сложно чинить гражданам какие-либо неудобства в пользовании самостоятельно наработанных инфраструктурных объектов.

На заметку гражданам

Судя по частым высказываниям на эту тему, видимо, важно усвоить, что самоуправление граждан – это не просто  самостоятельная уборка территории, ремонт дороги или электрических сетей, а  самостоятельная (под свою ответственность) и целенаправленная (грамотно планируемая)  организация работ по благоустройству  своей среды обитания, улицы, микрорайона, города.

И при этом, разумеется, для решения намеченных проблем актив ТОСа может привлечь широкий круг экспертов и иных помощников. Что касается финансирования ТОС, оно происходит не только за счет средств жителей  территории, законодатель определяет, что территориальное самоуправление может получать и бюджетные средства, а так же определяется довольно широкий спектр возможностей получения грандов и целевого финансирования.

Еще надо подчеркнуть, что в законодательных формулировках обозначается, что ТОСы могут создаваться на любой части   территории проживания граждан. А также важно отметить, что делается акцент на том, что это одна из форм осуществления народом своей власти путем непосредственного самоуправления  и что  при этом необходимо  взаимодействие с органами государственной власти и местного самоуправления на основании договоров и принимаемых решениями ТОС.

Жаль только стрелка реализации подобного реального гражданского самоуправления пока колеблется у нулевой отметки. Гражданам  страшно расставаться с иждивенческими иллюзиями и учиться  брать на себя полную  ответственность за уровень своего жизнеобеспечения, а чиновникам, по всей вероятности,  видится  не выгодным делиться  ответственностью с населением, похоже, что им   страшно потерять  сугубо вертикальную устремленность своей ответственности, так как в таком виде ее легче формализовать.

Шарапудин  Магомедов