Инстинктивная пауза в освоении федеральных средств

В Дагестане в 2018 году  более 10 млрд рублей  не нашли куда потратить, эти деньги  в большей части за год не успели даже разделить по проектам, реализуемым в регионе, и они (эти средства)  просто вернулись в центр, как неосвоенные, как уже ставшие поэтому доходом федерального бюджета.

Вот такая законодательная воспитательного характера мера, когда дотации в случае их неусвоения  хиреющим регионом забираются обратно вездесущим и всеобъемлющим  центром с тем, видимо, чтобы перераспределить более расторопным регионам. Это для государства почти как приток  маргинальной  прибыли  в сетевом бизнесе, когда не все партнеры выполняют условия  маркетинга  и его возможная прибыль остается в распоряжении компании.  То есть, если рассматривать государство, как некое предприятие по преодолению бедности, то оно здесь имеет  максимально возможную прибыль   при  предполагаемом полном  отсутствии  накладных расходов.

Из  этой рекордной для Дагестана  неиспользованной  суммы, как  стало известно из финансовых отчетов,  вообще не дошли, не были перечислены региональным  проектам, то есть, остались без движения, без всяких затрат на освоение — 6,2 млрд. рублей.  Причинами такой вот  то ли бережливости, то ли профессиональной несостоятельности могли стать или отсутствие достойных финансирования проектов, или  неумение создать условия  для их развития.  Если знаем, что речь  идет о целевых проектах по строительству социальных объектов типа школ, детсадов, дорог, то сложно представить, что перед региональными чиновниками  стали бы такие проблемы выбора проектов и создания условий для их реализации. И еще сложно в связи с острой  необходимостью  и несложностью реализации строительства подобных  объектов ссылаться на бережливость или  профнепригодность чиновников.

Здесь явно напрашивается другая  личностного характера причина этого  экономического безумия, когда кругом все страдают от безденежья, а чиновники  возвращают обратно в бюджет  такую сумму, как неосвоенную.

Степень  этого безумия,   экономическую необъяснимость такого возвратного шага  иллюстрируют данные от «Черновика»:

«Свыше 2,8 млрд рублей за 2018 год остались неосвоенными из средств дорожного фонда РД. Не сумели освоить и более 1,5 млрд рублей – субсидий для Дербента.  Порядка 137 млн рублей остались неизрасходованными и при строительстве онкоцентра (Минстрой РД), хотя сам центр до сих пор не завершен. Кроме того, в правительстве не смогли правильно и своевременно использовать свыше 200 млн рублей, выделенных на развитие моногородов (инвестплощадка «Уйташ», Минэкономики РД)».

Этот перечень незавершенных и нереализованных  объектов и проектов   побуждают задуматься и над тем, с чем можно связать неадекватность в данном случае  руководства республики, которое на практике административно все это контролирует.

Разумеется, необходимо сделать некоторую скидку на то, что в  какой-то  мере на  формирование такой казусной ситуации  могла повлиять и   продолжающаяся в республике  кадровая лихорадка, когда меняются  первые лица министерств, ведомств, регионов.  Но все же методом   допущения  возможных причин неосвоения этих  средств мы  невольно приходим к выводу, что причины эти со здравой логикой  имеют мало общего.  И потому  все больше склоняешься к правильности вывода о том, что  такой невиданный доселе возврат федеральных средств был бы практически  не возможен, если бы чиновники работали  с   привычной  откатной  мотивированностью своих действий.

Поэтому возникают некоторые  предположения по поводу того, с чем же именно  ныне связывать то, что  у чиновников не было возможности привычно осваивать федеральные средства, или, скорее так, с  чем же связывать то, что они так и не решились направить использование  этих  денег в привычную откатную колею. И это, несмотря  на очевидность того,  что  для федеральных чиновников  тоже определенные  откатные суммы  гораздо предпочтительнее, чем даже такая внушительная сумма  в качестве  маргинальной прибыли федерального бюджета.

Если опять же идти по пути наименьшей вероятности причин, которые могли повлиять  на  привычное  использование  чиновниками дармовых  средств, то, прежде всего, видимо, надо исключить переоценку ими своих системных  ценностей. Невозможность этого вытекает из сути  сложившейся  системы   управления, когда при отсутствии институтов контроля эту  функцию выполняют сами чиновники, контролируя друг друга по всей    вертикали.

Затем не стоит, видимо, пассивность  чиновников по освоению средств  связывать со страхом разоблачения, вытекающим из жестких «провасильевских»  мер силовиков. Страх подобный, как известно,  все время сопровождает каждого чиновника, но он его, как правило,  всегда успешно преодолевает, уж очень велик  соблазн без особых усилий заиметь то, что для многих  совершенно не досягаемо.  Единственной причиной, которая  объясняет непривычное поведение  околобюджетных кормильцев,  может быть  осторожность, продиктованная инстинктом самосохранения.

Но если это –  все-таки не пауза, выдерживаемая чиновниками, пока не завершится процесс очередного  передела сфер влияния, то объяснить  такое брезгливое отношение  чиновников к федеральным подаяниям можно лишь  или неким глубоко скрытым сепаративного характера    псевдопатриотизмом, или сложно объяснимым  пресыщением  от  непрестанно  текущих рядом   дотационных потоков.

А вот то, почему сановное руководство  республики   позволило  чиновникам повести себя так «благоразумно», говорит о том, что далеко не все благополучно и предсказуемо  в Василевском властном закулисье.

Кстати, имеется информация о том, что  Счетная палата, подводя итоги прошедшего года, выяснила, что потерянными для Дагестана могут считаться еще  около  37 млрд рублей – почти половину из датированных в 2018 году 75,3 млрд.  При этом специалисты Счетной палаты вполне допускают, что разворовать могли до 90% перечисленных в регион денег, сообщает Телеграм-канал kavkaz_leakbez.  Это выглядит показательным, несмотря на то, что издание Pikabu.ru  допускает вбросовость этой информации и подстраховывается, делая  вот такие ссылки:  (https://pasmi.ru/archive/226772/  Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 67501 https://rkn.gov.ru/mass-communications/reestr/media/?id=3525…).

А показательность этих цифр  может быть  для нас актуальным и для сравнения с тем, сколько млрдов денег окажутся потерянными из   более 66 млрд рублей, намеченных выделить  Дагестану в 2019 году в виде дотаций для выравнивания  бюджетной обеспеченности. И это, кстати, самый большой показатель среди всех регионов России,  та же Чечня получит всего-лишь 30,4 млрд рублей.

Издание Pikabu.ru  допускает, что  «именно по сравнению процентов сворованных в 2018 и 2019 годах  сумм можно будет судить об эффективности главы Васильева и всех этих чисток, которые  длятся аж с осени 2017 года». И к этому можно добавить, что сравнение  сумм неосвоенных  в эти годы денег нам тоже многое прояснит.

Кстати, Маир Пашаев — известный эксперт в области экономики уточняет, что Дагестан, по известным ему данным,  в 2019 году  получит из центра около 90 млрд руб. Тем интереснее будет пронаблюдать за тем, как этой суммой воспользуются  региональные чиновники.

Шарапудин Магомедов